Князь Юрий Ширинский-Шихматов

В 1890 году в семье князя Алексея Александровича Ширинского-Шихматова и княгини Леокадии Петровны родился младенец-первенец Георгий. Отцу мальчика, камергеру Двора Его Императорского Величества, гофмейстеру Высочайшего Двора, выпала честь возглавить подготовку торжества прославления преподобного Серафима Саровского.

Юрию, как звали в семье юношу, исполнилось 16 лет, когда его родитель князь Алексей Александрович в 1906 году был Высочайше призван стать Обер-прокурором Святейшего Синода. Самого Георгия в то время привлекали совсем другие ценности. Он становится офицером-кавалергардом и военным летчиком.

В самом начале революции отец, князь Алексей Александрович, возглавил Императорское Православное Палестинское Общество и переехал в Москву. Отсюда он тайно вместе с позже расстрелянным большевиками протоиереем Иоанном Восторговым, А. Ф. Треповым и Н. Е. Марковым пытался спасти Царскую Семью. Когда угроза ареста и расстрела нависла над ним и его родными, им удалось 1 сентября 1918 года по чужим документам выехать из России.

Князь А. А. Ширинский-Шихматов, оказавшись вне Родины, продолжил управлять как Председатель Палестинским Обществом сначала из Берлина, позже из Парижа. Тяжелейшие условия жизни вынудили старшего сына Юрия стать шофером такси. Он женился вторым браком на Е. И. Савинковой, сестре боевика-эсера, спасшего из крепости ее будущего первого мужа Бориса Савинкова.

Юрий Алексеевич сотрудничал в берлинском журнале «Двуглавый Орел», в 20-е годы был инициатором и главным идеологом Союза российских национал-максималистов. На свои деньги он издавал журнал «Утверждения» и писал под псевдонимом Т.-Ш.

В 1932 г. Ю. А. Ширинский-Шихматов становится одним из основателей Пореволюционного клуба в Париже, в 1933 г. - председателем Объединения пореволюционных течений, в 1934-1936 гг. – председателем исполнительного комитета Пореволюционного клуба.

С февраля 1936 г. он - видный идеолог Русского эмигрантского оборонческого движения (РЭОД), в основу которого легла идея: «Оборонец тот, кто при всех условиях ставит защиту своей Родины выше политических разногласий с властью».

Основатели РЭОД были уверены в том, что СССР (в первую очередь – «все же России») грозит опасность. В издаваемой оборонческим движением газете писалось:
«Планы враждебных России держав к началу 1936 года выяснились с совершенной очевидностью. В этих планах Россия рассматривается, как объект колониальной политики, необходимый для наций, якобы более достойных и цивилизованных. Более или менее открыто говорится о разделе России… поддерживаются всякие сепаратистские движения, возможные в многонациональной стране в революционный период ее жизни».

РЭОД состояло из людей с разными взглядами и направлениями: одни заявляли о готовности защищать советскую власть без всяких оговорок; другие, к которым относился и Ю. А. Ширинский-Шихматов, предупреждали, что только временно они отказываются от своих претензий к большевистскому режиму - «пока отечество в опасности». Юрий Алексеевич был человеком неординарным с неоднозначными взглядами и глубоко верил, что именно русский народ «стал Богоизбранным».

«Утвержденцы» во главе с князем Юрием мечтали о создании общества «социальной правды и подлинной демократии», не принимали коммунистический режим в России и призывали к борьбе с ним, но одновременно отвергали интервенцию.

«Служить России он (эмигрант – ред.) хочет, оставаясь таким, каков он есть, с теми убеждениями, которые ему присущи… Сочувствие России… не совпадает с признанием марксовой доктрины», - писал князь.

Основатели РЭОД полностью отвергали и разоблачали расовую теорию германских нацистов. В одной из публикуемых ими статей сказано, что некоторые эмигранты «не отдают в ней никакого отчета и потому считают немцев своими друзьями и возможными освободителями России». Теории вождей Третьего рейха о «превосходстве германской нации» над всеми другими, в том числе и над русской, они называли бесчеловечными, указывая, что нацисты призывают не к «последнему освобождению», а к «последнему угнетению». Автор статьи в газете РЭОД «Оборонческое движение» вопрошает, не значит ли это просто – борьба с марксизмом-ленинизмом силой национал-социализма – «из огня да в полымя».

14 июня 1940 года нацистская Германия оккупировала французскую столицу. «Мерными колоннами двигались немецкие части по Парижу… Огромные
танки громыхали по Елисейским полям, по всем проспектам и улицам, выплывали
отовсюду, ныряя хоботом и снова грузно выпрямляясь. Словно какие-то масто-
донты вторглись в столицу Франции и наполнили ее своим шумом и тяжестью», - вспоминал журналист Л. Д. Любимов.

Начались массовые аресты русских эмигрантов. Для учета русского населения и выявления неблагонадежных лиц или же тех, кто готов будет верно и преданно сотрудничать, оккупационные власти создали Управление по делам русской эмиграции. Регистрацию обязаны были пройти все, кто достиг 15-летнего возраста.

Это Управление возглавил Ю. С. Жеребков, симпатизировавший нацистам во всех их проявлениях и издававший профашистскую газету на русском языке «Парижский вестник». Жеребков грозил эмигрантам, которые должным образом не зарегистрированы, тем, что они будут находиться на положении граждан СССР. А это означало арест и заключение.

Среди отказавшихся регистрироваться в Управлении оказались такие известные лица, как генерал А. И. Деникин и лауреат Нобелевской премии писатель Иван Бунин. По этому поводу генерал заявил: «…Оставаясь непримиримым в отношении большевизма и не признавая советскую власть, я считал себя всегда, считаю и ныне гражданином Российской империи…»

Нашлись и такие, которые симпатизировали фюреру и нацистам, регистрировались и с радостью предлагали свои услуги. Были и те, кто вступал на этот путь от безысходности материального положения. Но не менее четырех тысяч русских эмигрантов пошли во французскую армию или вступили в ряды Сопротивления. Аресты продолжались вплоть до окончания войны.

В книге В. С. Яновского «Поля Елисейские» есть воспоминание о Ю. А. Ширинском-Шихматове:

«...В августе 1940 года моя жена родила в госпитале Порт-Руаяль дочь (Машу); Юрий Алексеевич наведался к ней в палату... В беседе с женой Ширинский-Шихматов тогда вскользь упомянул, что ищет удобного случая, чтобы надеть на рукав желтую (еврейскую) повязку. Даже если он этого впоследствии не осуществил, то все же такого рода слова характерны и для князя Ю. Ширинского, и для нашей „загнивающей“ эмиграции...
Позже князя Юрия Алексеевича Ширинского-Шихматова по доносу его бывших пореволюционных или предреволюционных соратников арестовали и сослали в немецкий лагерь. Передают, что там он вступился как-то за избиваемого соседа и был аккуратно расстрелян. Разумеется, настоящих свидетелей такого рода деяний нет и не может быть ...На какой-то год очередной пятилетки в России наступил лютый голод.
Тогда Ю.А. Ширинский-Шихматов - человек блестящих идей и даже не без способностей к интригам, но, я бы сказал, слабый организатор, что ли, - задумал „мобилизовать общественное мнение на Западе“ и, собрав необходимые средства, зафрахтовать пароход, нагрузить его крупой, жирами и отправить в подарок Ленинграду!..
На Ширинского, к моему наивному изумлению, посыпался ряд горчайших упреков самого неожиданного оттенка. Одни уверяли, что появление корабля с хлебом на ленинградском рейде во время голода может вызвать восстание, а Ширинский воспользуется этим для установления своей диктатуры... Страсти разгорались, еще немного и сокровенное словцо „подлец“ или „диверсант“ эхом прокатится под сводами. Увы, такова судьба всех эмигрантских объединений...»

В письме среднего сына усопшего Алексея Александровича Ширинского-Шихматова кн. Кирилла Алексеевича* к Управляющему подворьями Палестинского Общества в Иерусалиме сказано:
«...Мой старший брат, Юрий Алексеевич был арестован немцами, вывезен в Германию (в 1942 г.) и с тех пор, вот уже три года, как мы не имеем о нем никаких сведений. Очень волнуюсь за него, т. к. здоровье его сильно пошатнулось, а если судить по сообщениям бывших заключенных, положение в лагерях было убийственное ...»

Позднее была обнаружена карточка заключенного концлагеря Освенцим с записью: «Ширинский-Шихматов Юрий, рожд. 12 сентября 1890 года в Санкт-Петербурге прибыл в Освенцим 17 августа 1942 года»...


* Князь Кирилл Алексеевич Ширинский-Шихматов возглавил Палестинское Общество в один из сложнейших периодов, в 1948 году. Ему пришлось пережить то, как насильно и вне всякого закона было отобрано имущество Общества на территории Израиля и передано СССР, как Н. Хрущев в 1964 году продал это имущество по так называемой «апельсиновой сделке».
Слабое здоровье принудило Кирилла Алексеевича подать в отставку с занимаемых должностей и переехать летом 1967 г. в инвалидный дом в Шелле. 23 марта 1972 г. он скончался в результате инсульта.

Фотоальбом: В изгнании прославившие имя РОССИЯ

январь 2010 года

 2017-03-22 10:48  98

Последние публикации

Панихида по Белым воинам. Галлиполи
25 ноября 2017 года в у Порога Судных Врат на Александровском подворье в Иерусалиме состоялась панихида по Галлиполийцам и всем во Отечестве и в изгнании упокоившимся Белым воинам/
2017-11-25 23:32 49

Последние фотографии

 2017-12-18 18:40   7
 2017-12-18 18:40   10