ОФИЦИАЛЬНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТА ПАЛЕСТИНСКОГО ОБЩЕСТВА

 

На страницах организации, именующей себя с легкой руки «указа» Президиума Верховного Совета РФ от 22 мая 1992 г. «ИППО», появились на взгляд большинства неискушенных читателей две «обычные» заметки:

«... 25 – 29 октября 2007 года в Иерусалиме состоялись торжества, посвящённые 160-летию Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. … Совместное пребывание в Иерусалиме позволило провести переговоры между Председателем Православного Палестинского Общества в Святой Земле архиепископом Берлинско-Германским и Великобританским Марком и секретарём Императорского Православного Палестинского Общества А.В. Охоткиным. Стороны обсудили насущные проблемы деятельности родственных организаций и договорились о сотрудничестве и взаимодействии».

и

«31 октября 2007 г. в Москве состоялись переговоры между председателями Императорского Православного Палестинского Общества С.В. Степашиным и Православного Палестинского Общества в Святой Земле архиепископом Берлинско-Германским и Великобританским Марком.

В целях сохранения национального историко-культурного и духовного наследия России и уникальных памятников православной культуры на Ближнем Востоке и в Средиземноморье стороны подписали Соглашение о долгосрочном сотрудничестве и договорились совместно действовать для выработки взаимоприемлемых подходов к восстановлению исторического единства Императорского Православного Палестинского Общества».

В течение послереволюционного периода множественное «явление народу Палестинских Обществ» имеет уже почти свою «историю». Печально, что на недостойную и нечестную, сеющую хаос и беспредел стезю «стали» и высокопоставленные чиновники, и архиереи, и члены Академии наук. Одни - добровольно и «самозабвенно», а другие, как нам думается,  втянуты по незнанию и назначению. 

Что из себя представляет «новоявленное во имя спасения» или, как ее многие стали называть, «легитимно-марковское ППО» и ее очередной «претендент» по захвату?

После скандально-громкого «расставания» между РПЦЗ и Начальником Русской Духовной Миссии (РДМ) в Иерусалиме в 1986 году Архиерейский Синод в Нью-Йорке «решил» сместить архимандрита Антония (Граббе) с занимаемой им должности Председателя Палестинского Общества в Святой Земле. Совет ППО был ошеломлен очередным таким «деянием» архиереев и направил протест Синоду по поводу беспрецендентного вмешательства во внутренние дела Общества. Архиерейский Синод обратился в суд с требованиями не только «права назначать» Председателей Общества в Святой Земле, но и с притязаниями на имущество ППО. Суд растянулся на десять лет.

Не дожидаясь конца «разбирательств», в четверг 12 мая 1994 года по благословению Синода восемь членов РДМ в Иерусалиме и три адвоката силой решили захватить Александровское подворье (далее - из протокола заседания Совета Общества от 12 июля 1994 года):

 «... духовенство РДМ тут же набросилось на г-на Джубрана Ажраба (бухгалтер и член ППО – ред.) силой отобрало у него ключи от ППО, усадило его на стул и приказало не двигаться с места и не подходить к телефону. Затем группа РДМ своевольно начала выламывать замки от главной входной двери в здание ППО и заменять их новыми, используя при этом слесарные инструменты, специально принесенные ими для этой цели, чтобы таким образом пресечь членам Совета ППО г-же Вере Кравченко и г-же Анне Триандафилиду, а также и другим членам ППО, годами имевшим свои собственные ключи, вход в здание ППО. А г-на Джубрана Ажраба бесцеремонно выставили на улицу».

 

Спустя тринадцать дней, 25 мая, постановлением суда захватчики должны были освободить здание.

В марте 1996 года, после десятилетней тяжбы, арбитражный суд в Тель-Авиве и в январе 1997 г. окружной суд в Нью-Йорке вынесли постановление и подтвердили законность как Совета ППО в Святой Земле и назначенных им служащих, так и незаконность решения Верховного Совета, как указано в § V (g) постановления:

«Решение Верховного Совета от 1990 г., стремящееся отменить право ППО управлять своим имуществом, не имеет силы...».

 

Верховный Совет в лице Архиерейского Синода долго думал, но не успокаивался.

10 ноября 2000 года Секретарь РДМ РПЦЗ Георгий Брюно подписал текст приглашения от имени РДМ в Иерусалиме, которое извещало, что:

 «По поручению Верховного Совета Палестинского Общества и уполномоченного им Преосвященного Архиепископа Марка приглашаем Вас на заседание Палестинского Отдела ППО в понедельник 27 ноября (...) в Спасо-Вознесенском монастыре на Елеоне, Иерусалим.

Повестка дня:

1.         Обращение Верховного Совета Православного Палестинского

Общества к Палестинскому его отделу.

2.         Обзор деятельности Палестинского Отдела.

3.         Способы оживления работы Палестинского Отдела ППО.

4.         Выборы правления Палестинского Отдела».

 

В обозначенный день в Елеонском монастыре под предводительством архиепископа Марка «заседало» тринадцать человек из священнослужащего и монашествующего состава РДМ РПЦЗ. По окончании «сидений» иподиаконом Георгием Брюно был составлен и подписан протокол. Так как многие соучастники не владели русским языком или владели в недостаточной мере, то протокол составили на английском:

 

« ... Заседание открыл временно исполняющий обязанности президента Е. П. архиепископ  Марк, сообщив присутствовавшим о резолюции Верховного Совета и о цели заседания. Она заключается в том, чтобы оживить ППО/СС и избрать новый Совет ППО/СС,  который смог бы приступить к осуществлению ряда неотложных проблем, как например, проведение срочного ремонта Храма Александра Невского(«На Раскопках»). Ни один из членов предыдущего Совета ППО/СС, перечисленных в списке Верховного Совета ППО, на совещании не присутствовал. Из семи бывших членов Совета ППО/СС:

от. Антоний Граббе не может быть избран, так как он покинул Русскую Православную Церквовь Заграницей;

г-жа О. Уахбе покинула ППО/СС, выражая этим свой протест против бездеятельности Общества;

остальные пять членов тем временем умерли.

 

  1. Заседание рассмотрело вопрос, кого можно избрать  в члены ППО/СС. Было одобрено, что безоговорочным условием Устава является принадлежность всех членов Русской Православной Церкви Заграницей.

 

  1. Временно исполняющий обязанности президента Е. П. архиепископ Марк обратился к присутствующим с вопросом, кто из них хотел бы стать членом  ППО/СС. Каждый присутствующий выразил согласие вступить в Секцию.

 

  1. Временный Совет, назначенный Верховным Советом ППО (Е. П. архиепископ Марк, Президент; игуменья Моисея /Галина Бубнова/, член; игуменья Елизавета /Александра Смелич/, член), перешел  затем к рассмотрению вопроса о принятии в члены ППО/СС одиннадцати следующих  кандидатов:

 

Преподобного Петра Лукъянова

Преподобного Алексея Бирона

Мариям Магдалины Хури

Карин Рут Ксении Чесене

Катрин Анны Марты Маликовой

Захария Зосимы Дубины

Олега Гурнова

Марго Мастридии Абу Лейл

Лилии Любови Новиковой

Нухи Михаила Пелагии (Абу Тум) Квасафэх

Преподобного Георгия Брюно

 

  1. Заседание приступило к избранию Совета ППО/СС.

 

Е. П. архиепископ Марк и преподобный Пётр Лукъянов были единодушно без голосования  избраны почетными членами Совета ППО/СС.

 

Заседание избрало следующий состав Совета ППО/СС:

 

Президент:                           Игуменья Моисея (Галина Бубнова)

Заместитель Президента: Мариям Магдалина Хури

Члены:                                   Игуменья Елизавета (Александра Смелич)

Катрин Анна Марта Маликова

Преподобный Георгий Брюно

Захарий Зосима Дубина

Нуха Михаил Пелагия (Абу Тум) Квасафэх

Кандидаты в члены:           Карин Рут Ксения Чесене

Олег Гурнов

 

 

  6.Избранный Президент ППО/СС сразу же созвал заседание Совета. Совет избрал следующих сотрудников:

 

  Секретарь:                         Преподобный Георгий Брюно

  Казначей:                            Катрин Анна Марта Маликова

 

  1. Следующее заседание Совета было назначено на 22-е января 2001 года (предварительно).

 

 

 

 Подписано и подтверждено секретарём (преподобный Георгий Брюно)».

 

Не вдаваясь в законность такого сборища, остановимся только на некоторых хаотических клоунадах «заседания».

В документе много раз перечисляется сокращение на английском  „OPS/HS“ (в расшифровке Orthodox Palestine Society/ Holy Section) или в переводе на русский «ППО/СС» (Православное Палестинское Общество/ Святая Секция).

Святая Секция? В истории Общества есть святые, но «святая секция» - это было что-то новое, сектантское, не говоря о том, что СС вызывает кривые улыбки из-за своего подозрительного намека на некие обстоятельства.

В протоколе указано, что «ни  один из членов предыдущего  Совета  ППО/СС, перечисленных в списке Верховного Совета ППО, на совещании не присутствовал» и что «пять членов тем временем умерли».

Да, признаем факт, что от ППО в Святой Земле никто не присутствовал и к этому «ППО/СС» никакого отношения не имел. Одни не принимали участия, в первую очередь, по причине неправомочного и грубого вмешательства Синода во внутренние дела Общества, а другие - действительно отошли в мир иной. Давно отошли и на их место давно избрали новых членов Совета: Андрея Мендозу и поныне здравствующих Веру Кравченко, Анну Триандафилиду и Джубрана Ажраба. Имена их были известны Верховному Совету (Архиерейскому Синоду), но «приглашали» по устаревшим спискам.

Законноизбранный в 1983 году Председатель ППО (с 1969 года Вице-Председатель) епископ Антоний в письме от 10 мая 2001 года к Начальнику РДМ архимандриту Петру указывал:

«... документ совершенно скандального и никак не церковного характера, полного ЛЖИ и недостойных комбинаций. И это в Церкви Христовой!

Я не буду вдаваться в детальность критики этого «документа», что делают наши адвокаты, а только скажу, что почетный член нашего ППО Ольга Асафовна (Уахбе), никогда не оставляла наше ППО... /см. Копию ее письма мне/. Зачем же лгать в оффициальном документе и вводить в заблуждение других? А что касается членства в ППО, то нигде и никогда не требовалось, чтобы все были в Заруб. Церкви...»

После этого наступили более «вялые» времена и Архиерейский Синод РПЦЗ не очень стремился «спасать и оживлять». Раза два об этом самоизмышленном «СС» появлялись заметки в издаваемом архиепископом Марком «Вестнике Германской Епархии». Как пример, «Вестник» в № 4/2006 указывал, что «во вторник, 4 апреля после заседания находящегося в Святой Земле отделения Православного Палестинского общества....»

Но одновременно этот же номер «Вестника» сообщал, что «в течение последних месяцев в церкви св. Александра Невского шли реставрационные работы, осуществляемые Русским Православным Палестинским Обществом».

Так как реставрационные работы на подворье осуществлялись именно нами, пишущими эти строки, то хочется верить, что нас и подразумевал редактор «Вестника Германской Епархии». 

Попытки с нашей стороны выстроить дипломатичные, братские отношения не встречали понимания. Динамика ситуации показывает, что архиепископ Марк осознанно шел на эти шаги беспредела. Один из ярких примеров: известив архиепископа Марка, что с Божьей помощью мы нашли жертводателя для дорогих капитальных ремонтов крыши Александровского подворья, в ответ услышали: «Я не даю на это мое благословение».

 Но вдруг вновь проснулось око недремлющего предводителя очередного лжеобщества. «Вестник» в №3/ 2007 заявил, что «во вторник, 14/27 марта, архиеп. Марк принял участие в заседании Православного Палестинского Общества. (...) На первом заседании новоизбранного Правления архиеп. Марк был избран председателем отделения Православного Палестинского общества на Святой Земле».

Понятно наше недоумение в отношении активного развития событий. Заглушая голос совести и поддавшись авантюрному  воздействию, «Святая Секция» шагает и шагает. Следуя по пути  компромисса с мирской жизнью и его многообещающими соблазнами, не только слух, но и руку протянула она к нашептываемой идее "симфонии со власть имущими", где уже разработан целый ряд инвестиционных проектов. Забыты принципы, закрываются глаза на многое, нет места и для моральной ответственности. Осталось только произнести с амвона: «Ваши радости – наши радости» и сбудется народная мудрость «за что боролись, на то и напоролись».

Напомним только архиепископу Марку о том, что осенью 1982 года ввиду тяжелой болезни архиепископа Филофея (Нарко) Архиерейский Синод РПЦЗ назначает его  епископом Берлинским и Германским. Напомним и о том, как Архиерейский Синод Московской Патриархии в свой знаменитый советский период времени борьбы любыми методами с РПЦЗ, не гнушаясь, назначает в 1992 г. своего архиерея в Германии Феофана с таким же титулом. Напомним же архиепископу Марку и о его законном протесте по этому поводу, выраженном в послании к пастве в неделю Мясопустную 1993 года:

 "На территории нашей Епархии только что появился представитель Московской Патриархии (...), лжесвидетельствуя перед миром, облекшись в наш титул "епископ Берлинский и Германский". Я должен поэтому призвать вас к крайней бдительности во всех ваших действиях – церковных и прицерковных (...). От людей, которые в попытках присвоить себе наши храмы в Баден-Бадене или Дрездене, не стеснялись прибегать к грубому обману, нам, увы, приходится ожидать любых шагов в том же направлении. (...) Сколь бы ни было это прискорбно, но нам всем следует ясно отдавать себе отчет в том, что там, где царит ложь во внешней деятельности, тем более не может быть истины в духовной жизни... У МП, которую нельзя легкомысленно (согласно замыслу Сталина) отождествлять с Русской Церковью, нет ни канонической, ни духовной, ни хотя бы нравственной почвы."

Словами данного послания архиепископ Марк ярко и недвусмысленно высказал свое мнение о деяниях и «нравственной почве» людей и организаций, разрушающих по опробированному советскому методу. Проводить параллели действий в Германии и Иерусалиме никак не будем, они сами говорят за себя (кстати, напряженный вопрос с двумя одноименными титулами «Германский и Берлинский» не разрешен по сей день). И еще раз подчеркиваем: архиепископ Марк очень прямо и не завуалированно расставил точки над i в вопросах присвоений, планов захвата и всевозможных «свидетельств». С одним «но»: на сей раз оно коснулось его лично. И нам нечего к этому добавить.

Своим заявлением мы не только призываем к бдительности, но и обличаем попытки неправедных посягательств  и взаимодействий «родственных организаций» по ту сторону от истины, алчность и стяжательство «во имя Церкви», сеющие, мягко говоря, беззаконие, хаос и беспредел.

 

 

Совет Православного Палестинского Общества

29 ноября 2007 года

 

 

Историческая справка:

ППО (ИППО):

 

После трагической кончины Первого Председателя ИППО Вел. Кн. Сергия Александровича в 1905 году Государь Император  Николай II утвердил в этой должности Вел. Кн. Елисавету Федоровну. Государь назначил ей в помощь Вице-Председателем князя А. А. Ширинского-Шихматова, члена Государственного Совета, сенатора, гофмейстера Императорского Двора, б. обер-прокурора Св. Синода. После того как в 1917 году Елисавета Федоровна сложила с себя полномочия, князя А. А. Ширинского-Шихматова  избрали Председателем и он принял "из рук" Великой Княгини столь высокое доверие. 

Оказавшись вне Родины, кн. А. А. Ширинский-Шихматов и Совет управляли Обществом сначала из Берлина, позже из Парижа. В феврале 1919 года в Екатеринодаре член Совета ППО А. А. Нератов и дипломатический департамент при Добровольческой армии назначают и направляют бывшего помощника Управляющего и заведующего хозяйством Н. Р. Селезнева в Иерусалим. В сентябре 1919 года кн. А. А. Ширинский-Шихматов назначает прибывшего в Иерусалим Н. Р. Селезнева Управляющим подворьями Палестинского Общества. 

 

Со временем наладилась и связь с горсточкой оставшихся членов Общества в Советской России. В июне 1923 года в Берлине произошла встреча Председателя ППО кн. А. А. Ширинского-Шихматова и Секретаря Совета С. С. Воейкова с приехавшим из Петрограда членом Общества академиком Н. Я. Марром.  В Протоколе о встрече записано:

«Н. Я. Марр, выражая сердечную радость видеть Кн. А. А. Ширинского-Шихматова, сделал доклад о положении Православного Палестинского Общества в Петрограде... Совет в Петрограде всю свою деятельность сосредоточил на охране и сохранении до лучших времен достояния Общества в России... Н. Я. Марр получил поручение... установить какую-либо связь между ними и Советом Общества, а также выяснить возможность расчитывать на получение каких либо средств из заграничных владений Общества на деятельность Общества в Петрограде.... Кн(язь) А(лексей) А(лександрович) выразил надежду, что председательствуемый им Совет, относясь с полным доверием к тем названным Н. Я. Марр старым деятелям Православного Палестинского О(бщест)ва, которые, находясь в крайне тяжелых и трудных условиях, напрягают все усилия к сохранению достояния Православного Палестинского О(бщест)ва в России, придет на помощь действующему в Петрограде Совету в меру возможности и средствами... Н. Я. Марр указал на то, что в этой помощи, независимо от ее размера Совет Палестинского О(бщест)ва в Петрограде будет видеть главным образом реальную связь и моральную поддержку, которая так ценна в тех условиях, в которых всем оставшимся в Петрограде деятелям О(бщест)ва приходится ныне работать» .

 

Палестинское Общество и его недвижимости в Святой Земле находились под постоянным контролем английского Администратора, назначаемого Верховным Комиссаром из числа высших чиновников британских мандатных властей в Иерусалиме. Английская Правительственная Администрация и Жилищная Комиссия заключили с Управлением Подворьями Общества в Иерусалиме контракт об аренде большинства зданий. По просьбе британского генерального прокурора в Палестине барон Борис Нольде, профессор Петроградского Университета, член Института Международного Права и член Постоянного Третейского Суда в Гааге 1 октября 1923 года излагает в «Юридическом Положении Православного Палестинского Общества»  правовое положение ППО:

«...Общество имело характер частного Общества, совершенно независимого ни от Русского Правительства, ни от Русской Православной церковной иерархии... Общество управлялось Общими Собраниями своих членов и своим Советом... Устав Общества не содержит никакого указания на место, где действуют центральные органы....права Палестинского Общества и его представителей не могут быть оспариваемы, даже на почве приложения советского законодательства. ...Советская дипломатия претендует, что декретом 23 января 1918 года национализированы имущества Общества Палестинского и ликвидировано само Общество. ...декрет 23 января 1918 года, на который ссылаются советские представители, имеет отношение только к религиозным обществам и обществам культа.....Палестинское Общество – научное и гуманитарное общество. ...декрет 23 января не мог ни ликвидировать Палестинское Общество, ни национализировать его имущества...».

 

 В своей «Объяснительной записке» (Париж, апрель 1938 г.) очередной Председатель ППО С. С. Боткин сообщал Почетной Председательнице Общества Великой Княгине Елене Владимировне:

«В настоящее время Прав. Пал. Общество так и осталось тем частным Обществом, последнему Председателю которого, Князю Ширинскому-Шихматову, удалось перенести деятельность Совета за пределы большевистской власти, а Духовная Миссия ныне подчинена Архиерейскому Синоду в Карловцах. Таким образом, эти два православные русские учреждения, родные по духу, являются совершенно независимыми друг от друга и в административном и в финансовом положении...»

 

Британские высшие органы власти, до того как в 1948 году в спешном порядке покинули Палестину, выработали и опубликовали Указ об Управлении имуществом ППО и учреждении Бюро Администраторов. После десятилетних волокит и затягиваний, они официально признали и подтвердили право собственности Общества на все владения в Святой Земле. Текст Указа был обнародован 28 апреля 1948 года в „ Official Gazette",  и закон вступил в силу:

     «....на основании Палестинского закона, принятого в Совете 1948 года, Верховный Комиссар приказал, и настоящим приказано нижеследующее:
     1). Настоящий Указ может быть именован в ссылках как Указ об управлении имуществом Православного Палестинского Общества 1948 года.
     2). Перечисленные в приложенном при сем списке лица будут организованы, считая с даты настоящего Указа в объединенное учреждение с постоянною преемственностью, имеющее свою собственную печать и будет именоваться: «Дирекция Администраторов имуществ Православного Палестинского Общества»... и оно будет
а). управлять всеми имуществами, принадлежащими Православному Палестинскому Обществу... или находящимися в его владении или состоящими у него, как доверенное имущество, на чье бы имя таковыя имущества ни были записаны;
б). получать все арендные платы и доходы...
в). ...выполнять всякое действие, решение или дело в отношении таковых имуществ, что будет считаться необходимым или удобным на протяжении управления...

Список (к п.2 )
1). Василий Антипов
2). Сергей Староскольский
3). Ассаф Уахбе.

По приказу Его Превосходительства
H.L.G. Gurney,   Главный Секретарь   28 апреля 1948».

Первая арабо-еврейская война 1948 года и создание государства Израиль имели тяжелейшие последствия для Общества. Социалистическое Правительство Израиля решило «признать» все здания и земли ИППО и РДМ на его территории собственностью СССР. Члены Общества и Миссии РПЦЗ были изгнаны. Беженцев принял под свое покровительство король Иордании Абдалла. Сохранились только те части имуществ, которые находились в Старом Городе и Восточном Иерусалиме, присоединенных после арабо-израильской войны к Иордании.

Остатками «русской Палестины» в соответствии с указаниями Совета в Париже управлял до 1959 года бывший царский консул В. К. Антипов. Эмигрантский Комитет помощи православным учреждениям в Святой Земле рекомендовал русским учреждениям в Иерусалиме в качестве помощника б. флигель-адъютанта Императора Николая II генерала М. Г. Хрипунова.  Генерал переезжает с супругой из Женевы в Иерусалим, и его избирают одним из трех Администраторов Управления подворьями.

Военные действия 1967 года вновь передвинули границы: весь Иерусалим и Западный берег реки Иордан перешли под контроль Израиля. Советский Союз сразу же разорвал почти на четверть века отношения с еврейским государством.  Но одновременно в очередной раз заявил о своих требованиях на имущество, «удерживаемое эмигрантами и раскольниками».

Новым Начальником Миссии Архиерейский Синод назначает архимандрита Антония (Граббе). В 1969 году его избирают Вице-Председателем ППО.

Совет Общества в целях безопасности и противостояния очередным и очень интенсивным попыткам захвата советскими представителями Александровского подворья принимает решение о временном попечении  Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви Заграницей.

Начальнику РДМ и Вице-Председателю ППО архимандриту Антонию Архиерейский Синод посылает 11/24 марта 1969 г. Указ, где в пункте 4 сказано:

«4.Принимая во внимание опасность, угрожающую имуществу Палестинского Общества и необходимость его урегулирования, Архиерейский Синод согласен временно принять на себя попечение об Обществе и легализацию его под своим, как Американской корпорации, покровительством с сохранением внутренней автономии Общества, как особой организации».   

 

20 сентября 1969 года на заседании ППО в Иерусалиме с письменного согласия Председателя Совета Правления в Париже Н. Л. Пашеннного и Генерального Секретаря Совета Н. Комстадиуса образовывается Секция  в Св. Земле. Председателем ППО в Святой Земле единогласно был избран М. Г. Хрипунов. После смерти генерала, последовавшей в 1983 году, ППО возглавил архимандрит Антоний. В 2004 году Председателем Общества в Святой Земле избрали Н. Воронцова.

 

ПОСТСОВЕТСКОЕ «ПРАВОПРЕЕМСТВО И ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ»:

В Советской России в послереволюционный сложнейший период существование и деятельность Общества и части его членов были обречены и фактически преданы уничтожению. Временное исполнение обязанностей Председателя среди оставшихся в большевистской России членов Общества принял на себя академик В. В. Латышев. В протоколе заседания от 5/18 октября 1918 г. записано:

„... ввиду продолжающегося доселе отсутствия из Петрограда председателя Общества А. А. Ширинского-Шихматова и невозможности в настоящее время установить с ним более или меннее правильные сношения» Совет просил вступить во временное исполнение обязанностей председателя – «старейшего члена совета» академика В.В. Латышева....“   Не было Общего Собрания, как этого требует Устав,  так как  члены никоим образом не ставили под сомнение, что Председателем ППО является кн. А. А. Ширинский-Шихматов. Академика В. В. Латышева они просили вступить в должность временно исполняющего обязанности председателя в Петрограде. Находясь в тисках большевиков, обозначаться они стали как Российское Палестинское Общество (РПО) и сохранили за собой только одну функцию – научную.

В марте 1919 года делопроизводитель Канцелярии Общества в Петрограде  В. Д. Юшманов написал: "Князь уехал в Москву. Касса пуста. Деятельность Общества замерла. В канцелярию захожу я и сторожиха. Одна надежда на Бога, только чудо может спасти Общество".

14 марта1919 года остатки членов Общества заявляют о своем желании числиться при Российской Академии наук, но ответа на их обращение не последовало.

Из Ольхи, Рязанской губернии бывший Управляющий подворьями в Иерусалиме П. И. Ряжский сообщает письменно кн. Ширинскому-Шихматову:

«... едва избежавший смерти А. А. Дмитриевский с 15 янв. 1919 г. уехал в Астрахань, Д. В. Истомин выбыл в 1922, бухгалтер Тюканов оставил службу... Скончались около того же времени Я. И. Смирнов, П. В. Безобразов, Н. А. Медников, архим. Леонид. К 1921-му году из прежних членов остались в Совете только В. В. Латышев и М. Т. Преображенский и вновь избран Б. А. Тураев, И. С. Пальмов, Н. Н. Глубоковский. Тураев и Пальмов вскоре же затем умерли от тонких условий существования. Прот(оиерей) П. И. Соколов, принявший сан архиеп(ископа) Астраханского с именем Палладия, умер по дороге в Астрахань на параходе от тифа... С января 1921-го года дом Об(щест)ва на Мытнинской был национализирован и передан в ведение Академии Наук, а эта последняя поручила управление им В.  Д. Юшманову... Сам А. А. Дмитриевский в качестве безработного профессора живет на 13 руб. ...».

В двадцатые годы, после т.н. «восстановления», число членов  РПО насчитывало 55 человек .

В 1921 году В.В. Латышева сменил академик Ф.И. Успенский.

20 июня 1923 года НКВД не утвердил при перерегистрации устав РПО и принял постановление о его ликвидации. Академик Ф. И. Успенский оставил истории документальную записку:

"...постигшее Палестинское Общество несчастье в конце июня сего года, выразившееся в наложении печатей на помещение Общества, в аресте заведующего домом и делами Общества В. Д. Юшманова и в изъятии части книг и связок архивного материала и текущих дел, послужило главным мотивом к распространению в начальственных, петроградских кругах по народному просвещению того взгляда, что Палестинское Общество есть мертвое учреждение, лишенное работы и жизнеспособности..." 

Советское правительство отреклось от Общества, но никак не желало отказаться от имущества, объявленного им «государственным». Оно посылает ноту английскому, французскому и итальянскому правительствам относительно земель и зданий ППО в Палестине, Сирии и Италии: «...правительство считает себя обязанным засвидетельствовать, что декретом совета народных комиссаров 23 января 1918 г. Палестинское Общество ликвидировано и все его имущества как движимые, так и недвижимые, объявлены собственностью Русского государства...».

 

На заседании Антирелигиозной комиссии (АРК) при ЦК РКП(б) 5 декабря 1924 года было принято решение:

“Поручить тов. Тучкову  провести через Тихона (Патриарха) аннулирование доверенности, данной Ширинскому-Шихматову на заведование русским имуществом, находящимся в Палестине. Если таковой доверенности Ширинскому выдано не было, то опровергнуть через Тихона об этом слухи“

 

Нарком иностранных дел  Г. В. Чичерин в письме от 8.12.24 г. к председателю АРК Е. М. Ярославскому сообщал:

«...на мой запрос тов. Иорданский пишет нижеследующее: «Б(ывший) вице-консул в Бари, Алексеев, ныне сотрудник полпредства в Риме, докладывал мне, что председатель эмигрантского палестинского общества в Берлине Ширинский-Шахматов получил от Тихона (Патриарха) полномочия на деятельность эмигрантской организации в качестве подлинного палестинского общества со всеми принадлежащими ему правами ...»

Добиться от Патриарха Тихона нужных ОГПУ постановлений не удалось. Решили поспешным образом восстановить и возобновить деятельность ППО и провести регистрацию Общества в Советской России. 20 марта 1925 года АРК поручила Е. А. Тучкову „выяснить и доложить на следующем заседании комиссии состав последнего палестинск(ого) Об-ва и кто из членов последнего находится в настоящее время в СССР“.

Уже после смерти Патриарха Тихона Е. А. Тучков 5.05.25 г.  доложил АРК «о результатах его переговоров с членами Палестинского Общества». На основании этого АРК постановила:

«Поручить ОГПУ продолжить работу по формированию общества, вплоть до проведения устава через ВЦИК СССР... вопрос о возстановлении и деятельности общества согласовать с НКИД и НКЮ (т. Красиковым) и подвергнуть его юридической обработке» .

ОГПУ совместно с НКИД и НКЮ «создают» свое Общество (РПО), и их детище получает в 1925 г. официальную регистрацию. О «уставе и статутах» этой организации ясно сказано в протоколе АРК от 24.04.26 г.: «необходимо в целях успешного ведения судебного процесса об имуществе, находящемся за границей».

Из Советской России поступает письменная информация о преследованиях и вынужденном полном угасании Палестинского Общества.  П. И. Ряжский сообщил из Ольхи:

„… в конце лета я получил известие от А. А. Д(митриевско)го из Ленинграда о том, что и самое П(алестинское) О(бщество) в пределах России ликвидировано, а имущество национализировано».

Совет Палестинского Общества в июле 1925 года принял решение оставшимся в России членам ППО прийти на помощь (по их просьбе) финансово (из протокола заседания Совета ППО:« расход на пособие А. А. Дмитриевскому и И. И. Соколову утвердить»).      О настоящем положении членов Общества в СССР, страхе быть разоблаченными свидетельствует письмо члена ППО, выдающегося византиниста, профессора СПБ Духовной Академии И. И. Соколова:

„… Затем, прошу Вас послать мне деньги от Вашего имени , но никак не от О(бщества), Управления (далее выделено написанное на старогреческом  и переведено нами. – ред.), Совета и т.д.  ... Прошу Вас, не пишите в письмах ко мне о Пал. Обществе, о его Совете и Председателе. Это опасно и мы здесь боимся... Не пишу и к А(лексею) А(лексеевичу) (кн. Ширинский-Шихматов.- ред.). В банках нашли способ, как посылать деньги в Россию – через номер, и мы, получая здесь деньги в банке, не видим от кого они, видим только номер, число… Я никому не пишу, кроме Вас и никому больше писать не буду кроме Вас, потому что это опасно

P.S. …Я переписываюсь только с Вами и никому другому не пишу и не собираюсь писать, по указанным здесь причинам…“.

Тяжелое положение и несомненное признание Совета в Париже и Управления подворьями в Иерусалиме принуждает профессора А. А. Дмитриевского в марте 1926 года обратиться к ним. В письме на имя Управляющего подворьями В. К. Антипова он писал:

„ Причина моего настоящего обращения к Вам, по Вашему настоящему положению…  я просил обратить внимание и на мое тяжелое бедственное положение. По старости не имею места. В 1924 читал лекции на богословских курсах по 28 к за два часа, в 1925 г. – за 50 к... помощи не получаю уже более года...».

В июне приходит очередное письмо от профессора И. И. Соколова: «Глубокоуважаемый Старец Алексий (по просьбе князя так они называли А. А. Ширинского-Шихматова. –ред.). Приветствую Вас и желаю всего наилучшего.  Решаюсь еще раз просить Вас, будьте добры распорядиться, чтобы из И(ерусалима) мне были пересланы деньги в уплату за произведенную мною научную работу... Крайняя нужда и долги меня обременяют, побуждают меня еще раз обратиться к Вам с настоящим письмом. Позвольте надеяться, что просьба моя будет удовлетворена...».

О сложном и действительно бедственном положении Секретаря Общества А. А. Дмитриевского, многогранной деятельности которого в нынешний период посвящаются конференции и чествования, говорят за себя его письма:

«Ресурс моего существования зиждется исключительно на помощи, которой я обязан доброте и расположению Алексея Александровича (кн. Ширинский-Шихматов -  ред.) ко мне, в силу нашей когда то дружной совместной работы... С 1 августа 1928 г. закрыты Высшие Богословские Курсы... я лишился работы и заработка и год почти не получаю ни откуда ни копейки...

Таково положение профессора и ученого, 46 лет тянувшего лямку. Остается одна надежда на Бога и на благосклонность и доброту Алексея Александровича...»  

 

В 1932 г. по велению советских властей взрывают храм Общества в Петербурге, уникальную церковь Николая Чудотворца в новгородско-псковском стиле. Кн. А.А. Ширинский-Шихматов, специалист по древнерусскому искусству, собрал здесь редкие, древние иконы, уникальные богослужебные книги, ценную утварь, превратив одновременно храм в музей православной старины. 

 

На этом этапе в возрасте пятидесяти лет Императорское Православное Палестинское Общество в Советской России было похоронено.

 

Первая арабо-еврейская война 1948 года и создание государства Израиль решительно перекроили не только географическую карту, но и имущественную. Социалистическое правительство Израиля принимает заранее оговоренное с СССР «решение» и «передает» ему все здания и земли ИППО и РДМ.

„Передача“ советским представителям владений и имущества, изгнание Управления, насельников, служащих порой носили жестокий характер.

Для официальной регистрации на свое имя  „полученных“ имуществ органы власти СССР  в очередной раз „возрождают“ 16 января 1951 г. Российское Православное Общество. В этот день состоялось общее собрание РПО под председательством ученого секретаря Академии наук А. В. Топчиева, который во вступительном слове сказал, что «в силу целого ряда обстоятельств деятельность Российского Палестинского общества фактически прервалась в начале 30-х гг.».

Несомненно, что некоторые заслуженные ученые входили в ряды этого Общества. Но в конце 60-х годов, не имеющее никакого отношения к ИППО и «ушедшее далече» от Устава и Статутов и на единственной ниве палестиноведения, советское РПО становится рупором отдела пропаганды КПСС. Приведем, как пример, названия «научных трудов» заместителя председателя советского палестинского общества Е. С. Евсеева: «Фашизм под голубой звездой» (переиздано в 1981 г. как «Расизм под голубой звездой»), «Сионизм в системе антикоммунизма», «Палестина в петле сионизма», «Сионизм – отравленное оружие империализма», «Сионизм: идеология и политика» и т. д. (В 1979 году Е. С. Евсеев направил на имя первого секретаря ЦК КПУ В.Щербицкого письмо-жалобу: «В течение 4 лет под разными предлогами саботируется издание представленной в Политиздат Украины моей брошюры о сионизме и его роли в контрреволюционных и антисоветских выступлениях... Возникает вопрос: чьими руками задерживается издание литературы, содержащей партийную критику и разоблачение сионизма ?...». Жалоба возымела действие и книга  Е. С. Евсеева была напечатана).

22 мая 1992 года Президиум Верховного Совета РФ принял постановление о «восстановлении исторического названия Императорского православного палестинского общества». Вслед за ним министерство юстиции России признало не только его права в отношении советского палестинского Общества, но и его самого «правопреемником» исторического ИППО.