Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир Некролог

Пятого июля 2014 года в Киеве упокоился в Бозе один из наиболее ярких церковных представителей современности, глава Украинской Православной Церкви Московской патриархии (УПЦ МП) Блаженнейший Митрополит Владимир..

Несколько раз в течение последних двух лет врачи уверяли окружение, что Митрополит при последнем издыхании, что они более не в силах его спасти, но Владыка Владимир возвращался к жизни, воскресал на смертном одре.

Глава УПЦ МП отличался сильной верой, мудростью и скромностью, архиерейская заносчивость была ему чужда. Он не уступал развернувшемуся на закате его лет давлению и шантажу, вынуждавшему уйти на покой, нес свой тяжкий крест до последнего дня. Он не был пламенным борцом, из его уст не звучали воинственные речи, а тем более призывы к применению силы. Молитвой, смирением и великой надеждой, что Бог все управит, Блаженнейший Митрополит Владимир настойчиво двигался к намеченным целям, и Господь слышал его молитвы. Он не доверял "взявшимся из неоткуда" правителям, как и политикам, маршировавшим с запалом в ногу "левой" в советскую эпоху и перескочившим "на правую" в новейшее время. Не доверял он также многим иерархам тех же "закалок".

Оставаясь до конца своих дней тем же добродушным и светлым человеком, обладателем тонкого юмора, горячо любимым паствой, 121-й Митрополит Киевский Владимир покинул сей бренный мир. Наступившая после него пустота, вне всяких сомнений, заполнится, но ее вместимость вряд ли будет схожей. Не всем дано быть мягким по характеру, но стойким в отстаивании своих видений и твердым в решениях, не бравировать отточенным умом и прекрасной памятью, чувствовать "веяние" политики, но, оставаясь верным народу, не покидать предназначенную стезю.

В Святом Граде, входившем до 1967 года в состав Иордании, впервые он появился почти пятьдесят лет тому назад. Определением Патриарха Алексия I (Симанского) и Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 марта 1966 года архимандрит Владимир (Сабодан), ректор Одесской духовной семинарии, был назначен заместителем Начальника Русской Духовной Миссии в Израиле с постоянным пребыванием в Хашимитском королевстве.

Молодой архимандрит сразу же стал жертвой сложной политической ситуации того времени. Как для Иерусалимской патриархии, так и для руководства Иордании он был посланником Московской патриархии, подконтрольной спецорганам СССР, посему рассматривался как нежелательное лицо. Несогласованный с Иерусалимской патриархией приезд церковного посланника вызвал тревогу Патриарха Венедикта, как и Русской Зарубежной Церкви и ее Духовной Миссии в королевстве.

15 марта того же года на аудиенции архимандрит Владимир вручил Патриарху Иерусалимскому Венедикту письмо от Патриарха Московского Алексия I. Прочитав внимательно приготовленный в посольстве СССР перевод письма Московского Патриарха, Иерусалимский Предстоятель мрачно и раздраженно заявил, что сам решить этот вопрос он не может, а поэтому завтра созывает Синод. После состоявшегося Синода Патриарх Венедикт незамедлительно направил в Москву Алексию I жесткое письмо:

"Его Блаженству (Святейшеству. – Н. В.) Патриарху Московскому и всея Руси. Мы были удивлены и весьма огорчены решением Вашего Блаженства и Священного Синода в отношении внезапного и неожиданного назначения архимандрита Владимира (Сабодана) заместителем начальника Русской Духовной миссии в Иордании без нашего согласия, несмотря на то, что Мы являемся Верховной Церковной властью. Это было сделано без каких-либо простых предварительных предупреждений, необходимых согласно правилам вежливости со стороны Вашего Блаженства. По крайней мере, по долгу существующих братских отношений, подобное назначение ставит нас перед свершившимся фактом и может разрушить основу существующих братских отношений между нашими Патриархатами... Мы не только не можем принять подобное назначение в любом смысле, но протестуем против основания постоянной Русской Духовной Миссии в Иордании, которое противоречит положениям Священного Канонического Права и Законов Нашего Патриархата... Мы очень просим Ваше Блаженство немедленно отменить назначение архимандрита Владимира, пока данное дело не приведет к неприятным последствиям..."

В ожидании ответа из Москвы архимандрита Владимира поселили в одной из худших комнат здания при Иерусалимской патриархии. Условия пребывания были не гостеприимными. Его кормили чечевицей и только через неделю улучшили рацион: стали подавать маслины и салат. Приставили к нему двух греческих архимандритов, которые должны были следить за его передвижением. Греческие архиереи и духовенство избегали встреч с посланником Московской патриархии.

Один из высокопоставленных чиновников королевства во время встречи с архимандритом Владимиром (Сабоданом) озвучил правительственную линию:

"Мы имеем телеграммы от трех Церквей, заявляющих свой протест по поводу Вашего появления и тем более пребывания здесь... И мы Вас не признаем здесь, можете не надеяться. Запомните, мы признаем здесь единственную Русскую Церковь – белую (Русская Зарубежная Церковь. – Н. В.). Это мнение всего нашего правительства, и мы ему никогда не изменим, мы не будем и не собираемся отступать от него. И Патриарх Венедикт Вас не признает..."

Поддержку архимандриту Владимиру в столь сложный час оказывали проживавшие в Старом Городе и числившиеся при Иерусалимской патриархии русские монахини Серафима (княгиня Путятина) и Александра (вдова композитора А. Глазунова). Они же познакомили его с обслуживавшими и проживавшими на Александровском подворье (Русские Раскопки) монахинями Валентиной (Колобневой) и Феодосией (Сабах, арабкой по происхождению). Почти каждый вечер на плоской южной крыше Александровского подворья, в углу под распустившимся виноградником, они кормили "скитальца". И почти всегда был борщ с белыми украинскими грибами, которые перед отъездом, в засушенном виде, в мешочке, архимандрит Владимир взял с собой в дорогу. Ночью он несколько раз "тайно образующе" служил в храме св. Александра Невского и у Порога Судных Врат. Присутствовали уже упомянутые четыре монахини.

Для урегулирования кризиса в Иерусалим с группой сопровождающих лиц срочно прибыл глава Отдела внешних церковных сношений митрополит Ленинградский и Ладожский Никодим (Ротов). Об этом напряженном периоде интересный документ нам оставил Начальник РДМ РПЦЗ в Иерусалиме, архимандрит Димитрий (Биакай). В своем отчете Первоиерарху Русской Зарубежной Церкви митрополиту Анастасию он сообщал в Нью-Йорк:

"Прибытие в Иерусалим архимандрита Владимира (Сабодан), назначенного патриархом Алексием в Иорданское Королевство в качестве Представителя Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, обратило на себя общее внимание. Так, через несколько дней после приезда архимандрита, в иерусалимской арабской газете «Филистин» появилась статья, сообщавшая, что архим. Владимир, представитель Московского Патриарха, прибыл в Иорданию, чтобы вступить во владение находящимся здесь имуществом Русской Церкви... Указывалось, что архим. Владимир относится к Русской Миссии, находящейся в Израиле и продавшей там русские земли евреям. Диву давались мы читая эту статью! Она явно не в пользу советскому представителю... Кто мог ее поместить?! Потом мы узнали что... эллины (греки. – Н. В.)... Греческая патриархия, возмущенная назначением архим. Владимира без ее ведома, приняла все меры к тому, чтобы добиться отмены этого назначения, о чем и посланы были в Москву, вначале телеграмма, а затем и специальное послание Патриарха... Мне довелось после этого держать в своих руках и читать ответное письмо патриарха Алексия, главная мысль которого была – убедить Патриарха Венедикта в полной лояльности к нему всех представителей Московской Патриархии, и представляла служение архим. Владимира только под руководством Греческой Патриархии и в полном ее Предстоятелю послушании... До окончательного выяснения положения архим. Владимира, он был помещен в Патриархии, за ним установлен тщательный надзор, хотя внешне окружало его внимание и почет. Предоставлялось ему совершать богослужение. В тоже время и мы, со своей стороны, приняли некие меры самозащиты. Через адвоката Фуад Аталла мы немедленно поставили в известность о вновь прибывшем московском посланце, как наши Министерства, так и представителя Страны пребывания нашего Синода (Нью-Йорк. – Н. В.). Вновь собрались мы вместе с Администраторами Палестинского Общества, чтобы ускорить проведение предложения... предоставить Александровское Подворье на определенный срок и на строго продуманных условиях какому либо американскому археологическому учреждению – научно исследовательскому институту и т.п. Имеется в виду здание: зал для лекций, кабинеты и проч. Храм, часть здания с Порогом Судных Врат и 2-3 комнаты не входили бы в ведения учреждения-арендатора, а находились бы исключительно в распоряжении П.П.О. и Миссии (РПЦЗ. – Н. В.). Этот план был признан всеми наиболее целесообразным и гарантирующим Александровское Подворье от всяких советских претензий на него. Поэтому, сразу же после нашего собрания, представители Палестинского О-ва, вместе с адвокатом Фуад Аталла и Т. С. Денке (администратор РДМ РПЦЗ. – Н. В.) отправились к Генеральному Консулу США в Иерусалиме, который одобрил проект защиты Александровского Подворья.... В Великий Четверток прибыл и митрополит Никодим (Ротов. – Н. В.), сопровождаемый Вологодским епископом Мелхиседеком и 9 священниками и диаконами. При нем же были советский начальник Миссии архимандрит Гермоген и вновь прибывший архимандрит Владимир. Все они участвовали в торжественных богослужениях Страстной седмицы и Пасхи. Но Блаженнейший Патриарх во всех этих службах не участвовал... Совершенно неожиданно для всех, в Светлый Вторник, монахиню Серафиму Путятину, главную деятельницу советской Патриархии в Св. Граде, вызвали (вернее – привели полицейские) к Губернатору, который ей объявил, что по распоряжению Правительства от нее отбирается право жительства в Иордании и через час она должна оставить страну. Никакие просьбы и вопли Путятиной ей не помогли, и в 5 часов вечера 30 апреля она была отправлена в Сирию под охраной. Трудно передать, какое удручающее впечатление произвело это событие на всех советчиков и просоветчиков... И совершилось это в дни пребывания здесь могущественного Никодима! Нам стало известно, что и Никодим, и советский Посол принимали всевозможные меры к оставлению в Иордании архим. Владимира, но после изгнания Путятиной у них как бы опустились руки и все они стихли. Никодим устроил грандиозный банкет в одной из лучших гостиниц, с участием советского Посла, но Патриарх не присутствовал на нем. В Фомино воскресение покинули Иерусалим и Никодим, отправившийся в Израиль, и Владимир, улетевший в Бейрут".

В своем дневнике (1966 год) архимандрит Владимир оставил запись: "...меня сподобил Господь совершить вечернее Богослужение на Русских Раскопках (Александровское подворье. – Н. В.): половину службы в храме Александра Невского наверху, а половину у Порога Судных Врат, где несомненно, прошли святые стопы Спасителя... Эта служба не забудется во веки!"

Для упокоенного Первоиерарха УПЦ МП Иерусалим был источником торжества души, он утолял свою жажду в любви ко Иисусу Христу и Божьей Матери во Святой Земле. Не единожды ступала нога Блаженнейшего Митрополита Владимира на Землю Обетованную с тех пор, и каждый раз, посещая Храм Гроба Господня, он направлялся в любимый всем его сердцем дом – Александровское подворье, к Порогу Судных Врат. Мы встретились с ним впервые в сентябре 2004 года. В каждый свой приезд он обязательно служил, но уже "не тайно образующе", в храме св. Александра Невского на Александровском подворье, так называемых Русских Раскопках. Четыре года тому назад Блаженнейший Владимир благословил учреждение Иерусалимского Свято- Елисаветинского сестричества милосердия, и он воспрял духом от радости, что вновь, после полувекового застоя, у Порога Судных Врат сестрами читается Неусыпаемая Псалтирь. Митрополит Владимир оказывал всемерную поддержку историческому Императорскому Православному Палестинскому Обществу и оставил нам настойчивый завет продолжать созидать и свято хранить Александровское подворье и Общество в целом.

Утром пятого июля текущего года мы получили сообщение, что Блаженнейший Митрополит Владимир отошел ко Господу Богу. Через два часа у Порога Судных Врат протоиерей Владимир Герченов из Орловской области отслужил первую панихиду по новопреставленному. Следующие панихиды служило духовенство Краснодарского и Пермского края, Ижевской и Удмуртской епархии, Владивостока, как и других епархий.

Шестого июля, на следующий день после преставления, единогласным постановлением Совета исторического Императорского Православного Палестинского Общества Блаженнейший Митрополит Киевский Владимир посмертно был удостоен награды – золотого Знака-Ордена ИППО 1-го разряда. Приснопамятному Главе УПЦ МП будет также установлена мемориальная доска у Порога Судных Врат на Александровском подворье.

Восемнадцатого июля 2014 года на месте погребения Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины у колокольни храма Рождества Богородицы в Киево - Печерской лавре в заключение панихиды, которую отслужил протоиерей Роман, Председатель исторического ИППО Н. Воронцов и старшая сестра Иерусалимского Свято-Елисаветинского сестричества милосердия с. Екатерина (Шарай) возложили орден на могилу новопреставленного Митрополита Владимира.

По поручению Совета исторического Императорского Православного Палестинского Общества
Н. Воронцов
Председатель ИППО

Фотоальбом: Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир Некролог

5 июля 2014 года

 2014-07-05 10:00  121

Последние публикации

Последние фотографии

 2017-11-20 11:27   83
 2017-11-20 11:27   78