Десятый Свято-Елисаветинский крестный ход

На рассвете 28 января 2015 года, в 94-ю годовщину прибытия честных останков Великой Княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары для вечного упокоения в храме св. Марии Магдалины в Гефсимании, в Иерусалиме состоялся десятый Свято-Елисаветинский крестный ход.
Сестры Иерусалимского сестричества милосердия во имя святой преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, сотрудники подворья и паломники с чтением акафиста, пением величания и поминанием поименно тридцати убиенных в результате обстрела в Мариуполе и всех безвинно убиенных, обошли весь старый Святой Град. На каждом месте остановок в 1921 году траурной процессии прибытия и следования честных останков Великой Княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары для упокоения в храме св. Марии Магдалины участники крестного хода возлагали белые лилии и зажигали свечи.
Первой остановкой крестного хода был старый железнодорожный вокзал, куда 94 года тому назад прибыли гробы и где прямо на перроне русское духовенство отслужило панихиду.
Вторая остановка – на северо-восточном углу древних иерусалимских стен, где в то время ждали процессию Елеонские сестры и народ и где пред домовинами отслужили литию.
Третья остановка – у гробницы Божьей Матери, там в 1921 году отслужили очередную литию, сняли гробы с автомобилей и понесли на руках в гору.
Ранним утром участники крестного хода прибыли к конечной остановке – храму Марии Магдалины и проследовали к началу Божественной литургии.
Из рассказа Ивана Бунина «Чистый понедельник»:
«... На Ордынке я остановил извозчика у ворот Марфо-Мариинской обители: там во дворе чернели кареты, видны были раскрытые двери небольшой освещённой церкви, из дверей горестно и умиленно неслось пение девичьего хора. Мне почему-то захотелось непременно войти туда. Дворник у ворот загородил мне дорогу, прося мягко, умоляюще:
— Нельзя, господин, нельзя!
— Как нельзя? В церковь нельзя?
— Можно, господин, конечно, можно, только прошу вас за ради Бога, не ходите, там сичас великая княгиня Ельзавет Фёдровна и великий князь Митрий Палыч... Я сунул ему рубль — он сокрушённо вздохнул и пропустил. Но только я вошёл во двор, как из церкви показались несомые на руках иконы, хоругви, за ними, вся в белом, длинном, тонколикая, в белом обрусе с нашитым на него золотым крестом на лбу, высокая, медленно, истово идущая с опущенными глазами, с большой свечой в руке, великая княгиня; а за нею тянулась такая же белая вереница поющих, с огоньками свечек у лиц, инокинь или сестёр, — уж не знаю, кто были они и куда шли. Я почему-то очень внимательно смотрел на них. И вот одна из идущих посередине вдруг подняла голову, крытую белым платом, загородив свечку рукой, устремила взгляд тёмных глаз в темноту, будто как раз на меня... Что она могла видеть в темноте, как могла она почувствовать моё присутствие? Я повернулся и тихо вышел из ворот».
12 мая 1944.

Фотоальбом: Десятый Свято-Елисаветинский крестный ход

28 января 2015 года

 2015-01-28 13:00  63

Последние публикации

Последние фотографии

 2017-09-19 21:50   4
 2017-09-19 21:50   5