Доклад о Мировом Совете Церквей протоиерея Георгия Граббе

Протоиерей Георгий /Граф Граббе Юрий Павлович/ - 1902-1995. Известнейший канонист РПЦЗ, видный деятель, Правитель Дел Синодальной Канцелярии, завотделом Внешних Церковных Отношений, Секретарь Синода, с 1979 года епископ Григорий Вашингтонский и Флоридский. Был представителем (наблюдателем) РПЦЗ во Всемирном Совете Церквей. Составитель текста о анафематствовании ереси экуменизма, принятый Архиерейским Собором РПЦЗ в 1983 г. По инициативе и благодаря настойчивости еп. Григория архимандрит Марк (Арндт) был возведен в архиереи. /Большинство архиереев считали преждевременным и даже нежелательным наречение о. Марка во епископы; он же выражал в то время абсолютное желание поселиться отшельником на Афоне/.


АРХИЕРЕЙСКОМУ СОБОРУ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

ПРАВИТЕЛЯ ДЕЛ

СИНОДАЛЬНОЙ КАНЦЕЛЯРИИ
Протоиерея Георгия Граббе

ДОКЛАД.
Мировой Совет Церквей, его цели и направление
деятельности с точки зрения Русской Православной Церкви.

/Составлен по поручению Высокопреосвященного
Председателя Архиерейского Синода/.
1956 г.

Состоявшаяся в Эванстоне в 1954 г. Экуменическая Конференция несомненно была значительным этапом, определяющим направление всего Экуменического Движения.

В догматическом отношении Эванстонская Конференция не дала ничего нового. Все заявления и резолюции были также двусмысленны, как и все, что произносилось на предыдущих конференциях.

Совет Церквей неоднократно подчёркивал, что он не является ни «сверх-Церковью», ни «Мировой Церковью». Резолюция Торонтской Конференции 1950 г. пространно говорит в этом смысле о том, чем Совет Церквей не является. Она утверждает, что в Совете Церквей могут одинаково участвовать и обуславливающие единство в Церкви полным догматическим единомыслием и единой иерархией и те, кто полагает, что для единства Церкви достаточно только единомыслия в некоторых основных принципах веры и порядка и, наконец те, кто исповедают Церковь только как всемирное духовное содружество или считают, что внешнее единство неважно или даже нежелательно. Однако, та же резолюция содержит противоречие этому принципу, кладя в основу экуменического движения чисто протестанскую концепцию Церкви. В другой резолюции на той же Торонтской Конференции в № 2 говорится: «Церкви члены Мирового Совета веруют на основание Нового Завета, что Церковь Христова одна». Резолюция говорит то о разных Церквах, объединяющихся в Совете, но не обязанных признавать друг друга подлинными Церквами, то о том, что «церковные члены вступают в духовные взаимоотношения, через которые они стараются научиться друг от друга и помогать друг другу, дабы созидалось тело Христово и жизнь Церквей возраждалась бы».
Единая Церковь у экуменистов выступает то как нечто заданное, то как осуществленное. Поэтому, резолюции говорят то о содружестве Церквей в множественном числе, то от имени Церкви в единственном числе, т.е. как бы составляющих некое единое тело, несмотря на существующие разногласия. Резолюция Эванстонской Конференции о Вере и Порядке, утверждает, что в ней осуществилось «единство во Христе» несмотря на «разделение Церквей».

Весь документ чисто протестанский: «Несомненно, говорится в №19, что совершенное единство Церкви не может быть вполне достигнуто пока Бог не исполнит все в Христе Своем. Но Новый Завет свидетельствует, что это единство уже осуществлено при нынешнем историческом порядке. Силой Своего воскресения, Христос уже теперь даровал эту благодать Своей Церкви и признаки Его дела различимы для того, кто имеет очи видеть. В испытаниях нынешнего часа Иисус Христос собирает Своих людей в истинную общину веры и послушания, независимо от существующих разделений.

В резолюции Эванстонской Конференции о Вере и Порядке значится: «От начала Церкви было дано неразрывное единство со Христом вследствие того, что Он не отделял Себя от Своих людей. Но Церковь никогда не сознавала полноту этого единства. С самого начала разделение омрачало явленное единство людей Христовых. /Лук. 22, 24; Марк. IO, 35/. Так, мы можем говорить о единстве Церкви в ее раннем странствовании как рост из даннаго ей единства к единству явленному в полноте /Ефес.4, 3-I3/. Таким образом мы можем думать о Церкви, как мы думаем об отдельном верующем, о котором можно сказать, что он одновременно и праведник и грешник /semul jostus et peceator/».

Православные делегации в прекрасно изложенных заявлениях отвергли эту протестанскую концепцию, исповедуя свою веру в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Они ясно показали, что подлинное единство Церкви подразумевает единство веры и учения и законной иерархии. Но независимо от этого, интерконфессионализм, как основа Всемирного Совета Церквей, все время прорывается почти в каждой резолюции. Крайняя протестанская концепция Церкви, в которой якобы объединены все христианские исповедания, независимо от глубины их догматического разномыслия, является лейт-мотивом всех резолюций и окрашивает всю деятельность Совета Церквей.

Настолько силен этот протестанский голос, что православные делегаты должны были бы выступать с протестами, ежеминутно, если бы хотели добиться исключения этой окраски из всех резолюций. Они ограничились двумя -тремя заявлениями, очень хорошими, но не вполне достигающими цели, ибо они не меняют характера всей организации, а только доказывают, что православные в экуменическом движении – инородное тело.

Заявления православных выслушивались с уважением и интересом, но они были настолько далеки от общего протестанского направления Экуменического Движения, что Конференция не в силах была их обсуждать. Выслушав их, Конференция шла своим протестанским путем. При этом, независимо от них, Движение продолжает выступать с вывеской на которой наравне значатся протестанты и православные.

На пресс-конференции в Эванстоне, после заявления архиепископа Михаила, несколько протестанских лидеров выступили с успокоительными для протестанского общества объяснениями. Др. Бойли, Директор Нью Колледжа Эдинбурского Университета, сказал: « Мы уже давно поняли, что мы можем удерживать православных в Мировом Совете только если мы позволим им высказывать свое несогласие по этому предмету... Они хотят оставаться и мы хотим их сохранить. Они соглашаются с частью того, что мы говорим, но им должно быть позволено расходиться с нами по некоторым вопросам. Они входят на этих условиях и мы рады иметь их на этих условиях, пока не можем представить более объединенного фронта».

Тут явное признание того, что «мы» это протестанты, составляющие большинство, а «они» - чуждые «нам» православные, которых, несмотря на эту чуждость, надо удержать в своем обществе. Экуменисты очень чувствительны к обвинению в том, что они строят новую Церковь, объединяющую Церкви, ныне существующие и долженствующую стать над ними. Но отрицая это, они, с другой стороны оказываются в затруднении при объяснении природы чаемого ими объединения.

Фактический руководитель всей работы Совета Церквей, Генеральный Секретарь Виссер т´Хуфт, в своем докладе Временному Комитету Совета в 1948 году, сказал следующее:
« Наш Совет, таким образом является временным решением – остановкой на пути – телом живущим между временем полной изоляции Церквей друг от друга и временем – на земле или на небе – когда станет воистину ясно, что есть Единый Пастырь и едино стадо».

Другой видный лидер Экуменическаго Движения Др. Джон Макэ в статье в журнале Тэолоджи Тудэй за Октябрь 1950 г. дает такие разъяснения:

«Под пресвитерианским влиянием следущая декларация была принята Мировым Советом Церквей на Амстердамской Ассамблее: «Мы отвергаем всякую мысль о том, чтобы стать единственной, объединенной Церковной организацией, независимой от Церквей сотрудничавших в образовании этого Совета, или организацией под господством централизованной административной власти». Что это означает? Это в сущности значит, что мы не признаем Римский идеал идеалом Церкви Иисуса Христа. Мы не считаем, что конечная историческая форма христианского единства связана c «единым объединенным зданием Церкви под господством централизованной административной власти». Никто еще не предвидет формы здания, которое даст организованное выражение совершенному видимому единству во Христе. Эта форма явится только тогда, когда мы исполним волю Христову на пути послушания. Между тем, мы не хотим романизировать протестантизм. Мы ненавидим всякую идею и подобие сверх – «Церкви».

Другой видный представитель Экуменического Движения, член Центрального Комитета Совета Церквей, Методистский епископ Бромлей Окснам в своих показаниях перед Комитетом Дома Представителей по антиамериканской деятельности, 21 Июля 1953 года раскрыл и самый план протестантов относительно православных в Мировом Совете Церквей: «Протестанские Церкви должны продолжать нынешнее братское и вдохновляющее сотрудничество с Восточно-Православными Церквами до тех пор, пока сам протестантизм внутренне не объединится. Они тогда могут обсудить соединение с Восточным Православием, на осуществление коего мы молитвенно надеемся. Когда полное объединение Протестантизма и Восточного Православия осуществится и христиане мира будут принадлежать только к двум великим Церквам, возглавление в тот день может быть достаточно христианским и творческим, чтобы преклонить колена перед общим алтарем, просить у Христа прощение за разделение и, соединяясь в принятии хлеба и вина Св.Причастия, подняться в Его Духе для образования Святой Кафолической Церкви, к которой могли бы принадлежать все христиане».

Тут высказан грандиозный план объединения протестантов, католиков и православных.

Итак, если православные делегаты понимали свое положение на Эванстонской Конференции и на предшествующих конференциях, как использование возможности всенародно исповедовать свою веру, то протестанские лидеры смотрят на участие православных с точки зрения целесообразности для осуществления планов вселенского протестанского объединения.

Объединение одних протестантов было бы мало внушительным и никого бы не воодушевляло. Участие православных дало возможность ввести в Экуменическое Движение и Восточные еретические церкви, и внушительно расширить внешний диапозон движения. Без Восточных Церквей, движение нельзя было бы именовать экуменическим. Оно было бы тогда только протестанским содружеством.

Из общения с Восточными еретическими делегациями в Эванстоне нельзя было не заметить, что, не имея своей развитой богословской науки, они уже поддались протестанскому влиянию в своей экклесиологии и, очевидно, это влияние будет еще сильнее с течением времени тем более, что молодые Восточные богословы получают образование в протестанских школах. Из слов же Еп.Окснам можно заключить, что протестанские лидеры в отношении православных надеются на время. Сейчас православные не сговорчивы, но их не надо выпускать из Движения, не надо из их заявлений делать логических заключений о неуместности их участия в протестанском по сути движении, ибо с течением времени обстановка может перемениться, придут другие люди, скажется и на православных влияние общения с протестантами,- и они пойдут на уступки. Тогда может быть осуществится высказанная еп. Окснамом мечта.
Одним из средств воздействия на православных является вся обстановка доброжелательства на конференциях со знаками уважения к ним и терпения, когда они делают свои несогласные с большинством заявления.

Насколько я могу судить по собственному наблюдению, настроение протестантов на конференции правдиво изложено в п. I3 Эванстонской Конференции под заглавием «Наше единство во Христе».

Резолюция эта гласит: «По мере того, что мы ближе узнаем друг друга в Мировом Совете Церквей, мы можем оценить громадные пределы общих для всех нас практики и намерений. Факт нашего общего /хотя и разнообразного/ пользования этими дарами является сильным доказательством нашего единства во Христе и могучей помощью для напоминания нам о том, что единство заключается в Его действии, а не в наших собственных достижениях.
Мы также узнали, что старые исповедные разделения пересекаются по новым линиям согласия и несогласия».

Когда сотни участников Конференции твердят друг другу о радостном чувстве единства, когда они все участвуют в общем пении гимнов на каждом собрании и вся обстановка рассчитана на то, чтобы вызвать благодушие и чувство якобы осуществляющегося единства во Христе, - психологически трудно православному меньшинству даже внутренне отстаивать свою независимость.

Примером может служить проф. Аливизатос. В книге «Природа Церкви» /The Nature of the Church/ он дает вполне православное изложение учения о единстве Церкви, лишь в одном месте немного отдавая дань экуменической терминологии. Он говорит, что Православная Церковь единая истинная Церковь и что признание «статуса единой неразделимой Церкви несомненно приведет к истинному единству на старом основании» /стр.52/. В следующей фразе он говорит о «возрождении единой цельной Церкви через воссоединение Церквей, находящихся вне единой». В контексте со всей статьей ясно, что это «возрождение» мыслится им, как принятия Православия другими Церквами и восстановления таким путем их единства с единой истинной Церковью, всегда существующей несмотря на отпадение от нее многих.

Но тот же проф. Аливизатос в другой позднейшей статье, в журнале «Экуменическое обозрение» /„The Ecumenical Review“ Апр. 1954 г./ прибегает к общим фразам экуменического стиля, говоря, что «неуместное нетерпение со стороны некоторых протестанских кругов для скорого осуществления соединения всех Церквей или через игнорирование истинной разницы в убеждениях, которые нас разделяют, или путем пользования компромиссными формулами, которые избегают этих вопросов, пользуясь общими фразами в действительности вредят делу подлинного единства». Предостерегая от «поспешности» проф. Аливизатос считает, что «только соединение, основанное на глубоком убеждении и хорошо обоснованных соглашениях может существовать постоянно»...

Тут нет четкого и ясного изложения проблемы, нет указания, что для православных единство обусловлено принятием их веры и присоединения к их Церкви. Вместо того речь идет о том, что не надо торопиться. Под влиянием общения с экуменической средой, проф. Аливизатос не возвышается над протестанским уровнем, а спускается к нему и рассуждает в его категориях и терминах, сохраняя лишь некоторую, едва уловимую двусмысленность.

Если православные делегаты имеют на экуменических конференциях широкую аудиторию для исповедания своего учения о Церкви, то, с другой стороны, они произносят это исповедание в самых неблагоприятных условиях для восприятия слушателями православной эклезиологии. Проповедь догмата о единой Церкви и единой истины, менее всего может быть услышана людьми, собравшимися именно с целью найти религиозный компромисс и убедить друг друга в относительном значении своего догматического разномыслия.

И странным образом, насколько я мог заметить, несмотря на очень определенные догматические заявления православных, само присутствие их представителей на Экуменических конференциях, участие их в торжественных шествиях, в пении гимнов и т.п., - создает у протестантов впечатление, что всетаки и православные как-то причастны к общему интерконфессиональному объединению. Действительно, можно понять, что протестантам трудно усвоить, что православные сказали последнее слово по вопросу о соединении, поскольку они остаются действительными членами Всемирного Совета Церквей, так часто и недвусмысленно говорящего об объединении протестанских и православных Церквей, как о своей конечной цели.

Ведь всякому ясно, что такое объединение возможно или в случае принятия всеми протестантами Православия, или в случае отказа православных от веры в единственность своей Церкви. Середины быть не может.

Вот почему так двусмысленно и соблазнительно участие православных в Экуменическом Движении в качестве членов Всемирного Совета Церквей на общих правах с протестантами.

II

Если нас отделяет от Всемирного Совета Церквей царствующая там чисто протестанская концепция единства Церкви, укреплению которой невольно способствует участие в Экуменическом Движении православных, то еще более отталкивает нас деятельность Совета, направленная к мирному сосуществованию с коммунизмом.

Уже несколько лет внимательный наблюдатель мог заметить, что Совет Церквей всячески стремится вовлечь в свою орбиту церковные организации за Железным Занавесом.

Постановления Собора в Москве в 1948 году, направленные против экуменизма и Совета Церквей, не вызвали никаких возражений и никакого отталкивания со стороны Женевы. Практические же шаги для привлечения в Совет Церквей подсоветских церковных организаций начались уже с 1946 г. Только теперь нам стало известно, что, как выражается г. Бегнер, один из главных деятелей Мирового Совета Церквей, последний в 1946 г. «имел мудрость начать переговоры с Московской Патриархией» / июльский вып. Екуменикаль Ревью за 1954г., стр. 367/.

Однако, до сего времени попытки эти не имели успеха. Единственным фактом, указывающим на терпимое отношении Совета Церквей к прокоммунистическим тенденциям было участие Пражского проф. Громадки, но и оно оставалось мало заметным. Проф. Спинка в брошюре «Церковь и Коммунистическое общество»/ Church and Communist Society/ пишет о нем так: «Человек, о котором я пишу Иосиф Л.Громадка, профессор и в разное время декан Протестанского Богословского Факультета Комениуса в Праге, Чехословакия. Он признан во всем мире как главный защитник коммунизма и в этом качестве говорит не только от имени протестантов в странах под коммунистическим владычеством, разделяющих его взгляды, но и от лица единомысленных отдельных протестантов повсюду» /глава I/. Громадка видная фигура в коммунистической пропаганде мира и в 1953 г. получил Чехословацкую награду Мира. Этот господин был участником и Эванстонской конференции и там избран в Исполнительный и Центральный Комитеты Мирового Совета Церквей.

Организаторы последней выдержали большую борьбу, чтобы добиться участия в Эванстоне I3-ти делегатов из подсоветских церковных организаций. Но им труднее было преодолеть противодействие американских гражданских властей, чем какую-либо оппозицию со стороны прочих участников Экуменического Движения.

Ряд газет протестовал против их въезда. Член комитета по расследованию «анти-американской деятельности» конграсман Дональд Джансон, в своей речи в Конгрессе по этому поводу сказал об одном из Представителей Мирового Совета Церквей Епископе Окснаме, что он служит Богу по воскресеньям, а коммунистическому фронту остальные дни недели». Протестовал в конгрессе и конгресман Бентли. Обращались с протестами в Государственный Департамент и ряд организаций и церковных и политических деятелей. На основании ответа государственного Департамента конгресман Бентли, кстати б. представитель этого департамента в Чехословакии, сказал в Конгрессе: «Департамент признает, что некоторые или все из этих делегатов могли находить возможность совмещать свою веру с открытой поддержкой коммунизма. Департамент, однако, полагает, что все приглашенные делегаты, которые допустимы по закону, должны получить возможность присутствовать на этом собрании, ибо их поведение покажет, приезжают ли они как представители Церкви или как пропагандисты агрессивной и материалистической философии, в основе враждебной религиозной вере. Департамент также выразил надежду, что эти собрания могут иметь благодетельное влияние на этих делегатов и может быть послужит духовному укреплению Чехословацкой и Венгерской Церквей пред лицом коммунистического давления»/ Carl Mc Intire. Servants of Apostasy, стр. II4/. Заявление это страдает некоторым неоправданным оптимизмом, но нам сейчас важно отметить, что Государственный Департамент подтверждает, что эти подсоветские делегаты открыто поддерживают коммунизм.

Итак, организаторам Эванстонской Конференции пришлось употребить очень большие усилия, чтобы добиться допуска коммунистических церковных делегатов в Америку, вопреки таким данным доказывая, что эти коммунисты на самом деле якобы добрые христиане.

Нам неизвестно, чтобы какая-либо церковная организация, входящая в состав Совета Церквей, включая православных и, в частности, Митрополита Леонтия, протестовала против допуска этих лиц. Только во время самой конференции на собраниях прессы говорилось о том, что они не свободны.

Советские делегаты прибыли в Эванстон и имели несомненный успех. Своими примирительными заявлениями они внушили участникам конференции, что они де совсем не так преступны как о них говорят.

Самым видным лицом у них оказались проф.Громадка и мадьярский «Епископ» Петр. Этот господин является виновником заключения Епископа Венгерского Реформатской церкви Лайоша Ордаш, место коего он занял по желанию коммунистического правительства. Он же известен тем, что по поручению последнего ездил в Каир и оттуда заманил на родину своего зятя, который по прибытии в Венгрию был сразу арестован и убит. Др.Матьюр, очень серьезный и ответственный обличитель коммунистов, заявил, что о преступлениях Еп.Петра были осведомлены Епископ Окснам и др. руководители Мирового Совета Церквей.

Очень характерны некоторые ответы Еп.Петра на интервью в Эванстоне:

«В.- Можно-ли одновременно быть коммунистом и христианином?
О.- Да, в известном смысле слова. В.- Может ли христианство успешно сосуществовать с коммунизмом? О.- Да».

И вот, когда такой господин выступал под конец Конференции, говоря о прекрасном впечатлении у него от общего настроения и доброжелательного отношения Конференции, то его приветствовали бурными аплодисментами.

Наконец, после такой психологической подготовки, Конференция приняла резолюцию, предложенную по докладу Др.Нольде, призывавшего к мирному «сосуществованию» Запада с коммунистическими странами. На одной из прессконференций было раскрыто, что термин «сосуществование» был впервые употреблен Сталиным в 1920 или 1922г. После спора о нем в Комиссии, резолюция Конференции по международным делам признала, что надо избегать этот термин «вследствие его несчастного исторического значения». Резолюция признает, что христиане не могут скрывать от себя всю громадную разницу между порядком, основанном на вере во Христа и преследованием целей, отвергающих христианское Откровение.

Признавая далее, что надо противодействовать атеистическому материализму, резолюция считает, что как бы не был глубок конфликт с ним, это не должно служить непреоборимым препятствием для совместной жизни в раздельном мире. Этот термин употребляется теперь вместо слова «сосуществование», но едва ли можно найти существенную разницу между ними.

Однако, если в одной Комиссии внимание было обращено на выражение «сосуществование» и это выражение, как мы видели, было иключено, то в резолюции отдела об «Ответственном Обществе в Мировой перспективе», широко развита мысль о необходимости этого мирного сосуществования в различных частях мира. Там идет речь о том, как христиане, живущие в этих разных областях «могут способствовать созданию необходимых условий для жизни разных систем рядом друг с другом». Очень деликатно, ставя под вопрос правильность мнения некоторых христиан « которые думают, что они могут сотрудничать с коммунистическим движением в их странах, потому что они видят в этом путь к новому порядку материального изобилия и большей справедливости», резолюция делает более сильное ударение на опасности от борьбы с коммунизмом, например «тенденцию в некоторых демократических обществах показать свой уровень гражданских свобод и иногда реакционные силы в заграничных странах». Тут имеются в виду мероприятия государственной власти, направленные к охранению своей страны от советских агентов.

Резолюция равнодушно взирает на добро и зло и затем ставит печать своего одобрения на руководимые коммунистами церковные организации. Она apriori отвергает подозрения в недобросовестности их руководителей и ищет союза с ними: «Христиане в коммунистических и некоммунистических странах призываются относиться друг к другу с нарочитым братским вниманием и молиться вопреки преградам. Те из нас, кто находится в некоммунистических странах, утверждает наше единство в экуменическом содружестве и союзе Духа и нашу веру в их верность Христу».

У меня записаны слова Епископа Петра после оглашения этой резолюции: «Мы высказываемся за принятие этого документа, ибо это новый шаг к достижению добрых взаимоотношений между Церквами на Востоке и Западе. Мы должны достигнуть такой степени в нашем общении, чтобы быть в состоянии немного думать единомысленно и с одним чувством. Этот документ хорошее и новое начало в этом направлении».

Кто из подлинных христиан может радоваться столь одобрительному отзыву такого коммунистического агента и преступника, каким является Епископ Петр? Быть единомысленным с ним и иметь с ним одно чувство – значить изменить христианству.

Эванстонская Конференция морально разоружилась перед лицом коммунизма и дала новый толчок для работы по вовлечению советского влияния в Совете Церквей.

Это разоружение продолжается.

После Эванстонской Конференции было сделано обращение к Патриарху Алексию. Возникла переписка, причем в письме от 30 декабря 1955 года Митрополит Николай после всяких любезных слов пишет главным образом о желательности сотрудничества в пропаганде мира. Но он кончает выражением готовности к личной встрече с представителями Совета Церквей, «ибо, говорит он, сотрудничество в делах любви и мира обещает привести нас к взаимопониманию».

Как известно, Встречи представителей Совета Церквей и Московской Патриархии состоялись. Был обмен делегациями из Америки и из Москвы.

После этого состоялась в августе этого года Конференция Совета Церквей в Венгрии.

Для этой конференции характерно выступление Англиканского Епископа из Китая, заявившего, что коммунистическая резолюция была благодетельна для Китая и для Китайских христианских Церквей. Он определял эту резолюцию, как «дело Божие и проявление любви Божей к Китаю».

Конференция, устроенная на территории коммунистического государства под покровительством безбожного Правительства не может не накладывать специфической окраски на работу ее участников. Это несомненно новый этап в направлении к окрашеванию всего Экуменического Движения красной краской и к усилению в Мировом Совете Церквей просоветского влияния.

Совет несомненно ожидает вхождения в свой состав Московской Церкви, которая теперь в качестве препятствия указывает на некоторые формальные условия. Ей мешает то, что на Соборе в Москве в 1948 году были приняты резолюции против Экуменического Движения. Теперь надо вынести противоположную резолюцию более или менее в эквивалентном составе.

Итак, все больший наклон Совета Церквей налево и рост влияния в нем коммунистических представителей находится вне всякого сомнения. Это обстоятельство должно было бы побудить православных участников Совета Церквей задуматься над вопросом о своей принадлежности к ней. Насколько удобно, напр. Американской Митрополии иметь своего представителя в составе этого Центрального Комитета Совета наравне с такими коммунистическими агентами как проф. Громадка или Еп.Петр.

Но и вопрос о возможности какого либо сотрудничества и получения помощи от Мирового Совета Церквей не может не быть поставлен с новой силой.

Мы имели некоторое сотрудничество с Мировым Советом Церквей в делах благотворительности и переселения беженцев, всегда подчеркивая, что нам чужды его экуменические цели. Нельзя не сказать по справедливости, что некоторые деятели Совета Церквей из числа его представителей на местах проявляли иногда большую доброту и очень много сделали для беженцев. Но в Эванстоне меня поразило малое внимание к благотворительной и переселенческой работе Совета Церквей, если не считать представление мало понятной пантонимы. Посвященные этой работе отчеты быстро прочитывались в конце сессии, их невнимательно слушали и их не обсуждали. Видно было, что это какая-то побочная отрасль и что все внимание собравшихся сосредоточено на вопросах экклезиологии, социологии и политики.

Если в Германии, Австрии и Италии Мировой Совет Церквей был повернут к нам этой симпатичной своей стороной, то теперь она совершенно скрывается за фасадом представляющим подлинный интерес его действительных руководителей: создание новой сверх-Церкви и соединение в ней свободных Церквей с подъяремными организациями, под видом церковности, работающими на пользу безбожного коммунизма.

Если на Соборе 1953 года было решено постепенно освобождаться от получения помощи из этого источника, то не настал-ли теперь момент, когда дальнейший прием этой помощи делается просто невозможным, как бы не были мы благодарны отдельным представителям Совета Церквей, часто с искренним и добрым христианским чувством приходившим на помощь нашим беженцам в течение недавних лет.

 2004-04-05 15:47  57

Последние публикации

Последние фотографии

 2017-07-25 05:45   53
 2017-07-25 05:45   54