Патриарх Вселенский Афинагор и Россия в Святой Земле

Диалог о сближении РПЦ МП и РПЦЗ близится к завершению. До подписания Акта о каноническом общении, намеченного на 17 мая текущего года, рукой подать. Давно приутихли восторженные возгласы и ажиотаж с одной стороны, но и противники, а также «неопределившиеся», так и не смогли создать «единый фронт».
О сложных и тяжких временах не столь далекого прошлого, когда даже Православные Патриархи закрывали на многое глаза, частично не знали, да и не горели желанием признать, что обе руки плененной Русской Церкви в оковах, повествует приведенное ниже письмо о поездке Вселенского Главы в Святую Землю. Рапорт Начальника РДМ РПЦЗ архимандрита Димитрия составлен 17/30.11.1959 Первоиерарху РПЦЗ митрополиту Анастасию.


«...Желая выполнить указания Вашего Высокопреосвященства и представиться Вселенскому Патриарху, мы просили помочь нам в этом, всегдашнего доброжелателя нашего о. архимандрита Феодосия.
Благодаря его заботам, нам назначали час посещения – в 8 с половиной утра, 15 ноября.
В указанное время я и Матушка Игумения Тамара*** с М.Феоктистой, прибыли на Малую Галилею и были введены в большой зал.
Там мы увидели двух Патриархов – Афинагора и Венедикта, окруженных духовными лицами, кажется спутниками Константинопольского. Сделав метания до земли обоим Святителям мы приняли их благословение. Нам указали сесть. Сел и Вселенский, а Патриарх Венедикт и все присутствовавшие удалились. Начался разговор на французком языке. Матушка Игумения Тамара переводила все слова Патриарха и мои. Патриарх спросил вначале о наших монастырях, о числе их насельников. Мы приветствовали Его Святейшество от имени Митрополита Анастасия и, так же от имени Вашего Высокопреосвященства, просили Его Святейшество удостоить наши обители Его Высокого посещения. Патриарх ответил, что любя Россию и русских он хотел-бы это сделать – посетить наши монастыри, но кажется совершенно не выполнимо такое посещение из-за тесноты программы.
Тогда мы сказали, что нам очень хотелось-бы поделится с Его Святейшеством как с Отцом, рассказать ему о наших скорбях..
Патриарх сказал: « Ваш Отец – Патриарх Иерусалима. Он и ваш Церковный Начальник. Вы должны со всем обращаться к нему».
МЫ: «Мы хотели иметь совет Вашего Святейшества...»

Я намеревался сказать дальше, как печалит нас то, что Сионская Церковь, исполняя пожелание Патриарха Алексия, отлучила нас от общения – не исследовав, не рассмотрев нашего дела, как хотим мы мира и восстановления добрых отношений с Иерусалимской Патриархией, но Вселенский, не дав высказать этого, начал:

«Вы ищете моего совета? Тогда скажу Вам откровенно: Ваша Родина – Россия. Там и Ваша Церковь. Вы должны вернуться в свою Церковь – Церковь мучеников и исповедников. Ваш законный Глава, это Патриарх Алексий, он признан нами – всеми Православными Патриархами. Он среди невероятных трудностей, хранит чистоту православной веры и проповедуют благочестие».

МЫ: «Действительно, Русская церковь это Церковь мучеников и исповедников, но не та официальная Церковь, которую возглавляет Патриарх Алексий».

Патриарх: «Какая же иная Церковь есть в России?»

МЫ: «Я до 1941 года жил в Советской России и могу свидетельствовать, что множество Епископов, клириков и миряне не признавали Митрополита Сергия, заключившего соглашение с безбожной властью».

Патриарх: «Митрополит Сергий своею мудрою деятельностью спас церковь и мы преклоняемся перед его подвигом».

МЫ: «Поверьте, Ваше Святейшество, что среди бесчисленных мучеников из духовенства и мирян, многие пострадали по обвинению в непризнании Митрополита Сергия».

Патриарх: «Когда это было? Вы говорите про 1941 год, а с тех пор миновало 16 лет. Там многое изменилось. Церковь в России сейчас пользуется свободой. Быть может не такой, как здесь, но все-же большей чем в те времена, о которых Вы говорите.Там открыты храмы, невозбранно совершается богослужение и проповедь. Открыты духовно-учебные заведения, издаются церковные книги.»

МЫ: «Все это главным образом в целях пропаганды».

Патриарх: «Нет не только пропаганды. Мы внимательно следим за тем, что там происходит и знаем лучше Вас. У нас имеются сведения и из дипломатических и других осведомленных источников. Коммунизм не вечно будет господствовать в России и Вашей стране принадлежит великое будущее. Но даже сейчас, Вы должны уяснить себе, что нельзя так строго критиковать людей, которые живут как подневольные рабы. Не Алексий, а вы вносите в Церковь политику. Не от нас это, что коммунизм охватил столько людей.. Теперь, если после посещения Айзенхауэром Москвы укрепится сосуществование с ней остальных государств... Что будете делать Вы? Как будете идти против своей Родины? Чего ждете Вы?...»

МЫ: «Милости Божией».

Патриарх: «Это хорошо, нужно искать Милости Божией, но ищите ее в Церкви. Неужели Вы допускаете, что вся Церковь, все Предстоятели автокефальных Церквей, признавшие Патриарха Алексия, ошибаются, а правы Вы?.. Нет. Я очень уважаю Митрополита Анастасия, но должен сказать, что он причиняет большое зло Церкви, поддерживая такое разделение. Куда идет он? Что делает он? Но впрочем, ведь с Митрополитом Анастасием немного русских эмигрантов..»

МЫ: «Наша Зарубежная Русская Церковь насчитывает 23 епископа и около двух миллионов верующих».

Патриарх: «Никогда. Я знаю, что с Митрополитом Анастасием в Америке только три Епископа и, кажется 28 храмов. Остальные принадлежат Митрополиту Леонтию».

Нашим заверениям, что в настоящее время только в Сев. Америке мы имеем около 100 приходов, Патриарх как будто не верил. Мы выразили пожелание изложить Святейшему в письменной форме свои убеждения – причины и основания нашего непризнания Патриарха Алексия, но Патриарх сказал, что это совершенно излишне. Он обо всем осведомлен.Он еще раз призвал нас вдуматься в свое положение и поспешить вернуться к Патриарху Алексию.
Когда мы сказали, что это невозможно для нас, Патриарх поднялся, дав понять, что аудиенция закончена.

Прощаясь, Патриарх взял за руку Матушку Тамару и всматриваясь в ее лицо сказал: «Вы племянница нашей Королевы Ольги. В Семье Вашей столько мучеников... Я понимаю Вас..».
Преподав нам благославение, Патриарх поручил передать его и всем нашим монастырям. Ушли мы от него в большой скорби.
В воскресение 16 ноября оба Патриарха и множество архиереев служили литургию в храме Воскресения, но мы не пошли туда. Слишком тяжело было нам после разговора с Патриархом Афинагором: Завтра, 18 ноября, литургия на Голгофе в присутствие Патриархов, а затем проводы Высокого Гостя, отбывающего в Египет и на Синай...... У нас такое чувство, что вновь сгущаются грозовые тучи. Все неприязненные к нам действия Патриарха Иерусалимского, как видно, нашли полное одобрение Патриарха Вселенского. Господь милостив, но мы должны быть готовы к самому худшему и страшному. Может дойти до того, что Патриарх Венедикт запретит священнослужение мне….. Да избавит от сего Господь!......Мы скорбим, Владыко Святый, и от того, что живо ощущаем какую скорбь принесут Вам, нашему дорогому Отцу, эти строки. Но верим. Не попустит Господь искушений выше сил наших. Много раз Избавлявший нас от различных напастей – и еще избавит…»

*** Игуменья Тамара (княгиня Мухранская-Багратион, урожд. княгиня Романова)


Для ознакомления с ситуацией, породившей такое отношение Вселенского Патриарха, поддерживающего в то время целиком и полностью действия Патриарха Иерусалимского, приведем выдержки из книги протоиерея Александра Трубникова.

Протоиерей Александр Трубников (1908-1988)
Ближний Восток – Колыбель Православия (Мадрид, 1964)

.....В начале XX века, православные арабы начали кампанию за участие арабов в управлении дел Патриархии, каковое управление находилось целиком в руках греков. В декабре 1908-го г. вопрос настолько заострился, что чуть не привел к открытому возмущению. Патриарх Дамиан, со своей стороны, склонен был удовлетворить законные претензии арабов, но не мог этого сделать, встречая оппозицию в среде своего Синода и Патриархов Константинополя и Александрии.
В связи с внутренними брожениями, по окончании I-й Мировой войны, Патриарх оказался один, без епископов: некоторые из них отказались ему подчиняться. В это же время, эвакуация из России Белой Армией вынесла в свободный мир ряд русских епископов, образовавших Русскую Православную Церковь Заграницей, свободную представительницу в свободном мире гонимой Церкви Российской. Представитель Русской Зарубежной Церкви, Архиепископ (ныне Митрополит и Первосвятитель Рус. Заруб. Церкви) Анастасий, прибыл в Св. Землю в 1921-м году. По просьбе Патриарха Дамиана, Владыка Анастасий принял участие в хиротониях новых епископов, чем оказал большую услугу всей Иерусалимской Церкви, ибо после хиротоний оппозиционные епископы вернулись в подчинение своего Патриарха......................





............. 26-го Сентября 1952-го года Патриарх Алексей обратился к «Его Блаженству, Блаженнейшему Тимофею, Патриарху Святого града Иерусалима и всея Палестины» с посланием, в котором он указывал на «прискорбное наличие за пределами нашей Родины епископов и клириков, именующих себя Русской Православной Церковью заграницей, но не имеющих канонической связи с Нами».
Послание излагало историю взаимоотношений Московской Патриархии с Русской Церковью Заграницей и указывало на то, что «к скорби Нашего сердца» ряд владений Русской Духовной Миссии «доселе пребывают в руках закоснелых отщепенцев». Все это сообщалось «к сведению» Иерусалимского Патриарха с явным расчетом на то, что Блаженнейший Тимофей запретит Русской Зарубежной Церкви священнодействовать в пределах его Патриархата, что позволит Московской Патриархии завладеть имуществом на территории Иордании.
Поскольку Иерусалимский Патриарх признавал своего Московского собрата, он не мог игнорировать все, что ему было «для сведения» сообщено. В ответном письме, посланном обратной почтой и без предварительного сношения с Рус. Зар. Церковью, хотя бы для ознакомления с Ее ответом, Иерусалимский Патриарх сообщал, что он будет воздерживаться от литургического общения с клириками и епископами Рус. Заруб. Церкви. В это самое время в Св. Землю прибыл епископ Серафим (Иванов), ныне архиепископ Чикагский, Рус. Заруб. Церкви. Сразу по приезде Преосвященный Серафим явился к Патриарху, передал ему приветствие от Митрополита Анастасия, некогда участвовавшего в его хиротонии и, согласно древнему обычаю всей Православной Церкви, испросил благословение на посещение Св. Мест. Патриарх дал просимое благословение, но добавил, что, не возражая против служения в храмах Миссии, просит воздерживаться от служб у Гроба Господня из-за протеста Московской Патриархии, с которой он связан официальным признанием. Сделав таким образом уступку Московским требованиям. Патриарх Тимофей продолжал поддерживать сношения с Миссией.
Когда Св. Места посетил Преосвященный Леонтий (Барташевич, Епископ Женевский), Патриарх подарил ему панагию тончайшей работы, сказав, что дарит именно панагию, полагая, что она будет ему более по душе, чем орден (лично знавшие Преосвященного Леонтия согласятся в правильности Патриаршего предположения). Таким образом, установился модус вивенди, согласно которому Преосвященные Архиереи и иереи Русской Зарубежной Церкви тайно действовали в храмах миссии, но воздерживались от служений в храмах юрисдискции Патриархата.
После кончины Блаженнейшаго Тимофея, был выбран ныне здравствующий Венедикт. Тогда распространился слух о том, что модус вивенди изменен не будет. Были даже надежды на то, что отношения к Русской Зарубежной Церкви станут лучше. Действительность оказалась иной. Когда в начале 1961-го года в Иерусалим прибыл из САСШ молодой иеромонах, назначенный в помощники начальнику Миссии, Патриарх Венедикт не благословил иеромонаху вообще служить, даже в русских храмах, если он будет возносить имя Митрополита Анастасия.
Затем последовали частные увещевания отдельных священнослужителей Миссии отказаться от поминовения Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви Митрополита Анастасия. Наконец, 12-го Августа 1961-го года помощник Патриарха, Севастийский Архиепископ Афинагор, официально потребовал прекращение поминания Митрополита Анастасия, т. е. выхода Миссии из состава Русской Зарубежной Церкви и вхождение ее в состав Иерусалимской Церкви. За этой переменой юрисдикции естественно последовала бы передача Миссии Иерусалимским Патриархом — Патриарху Московскому, т. е. Правительству СССР.
Получив от Начальника Миссии донесение о полученном предписании, Синод Русской Заруб. Церкви ответил следующей телеграммой:
«Предложение помощника Иерусалимского Патриарха Архиепископа Севастийского Афинагора от 12-го августа является канонически необоснованным вмешательством во внутреннюю жизнь Русской Церкви и нарушает практику вековой традиции.
«Это делается для удовлетворения тех русских иерархов, которые действуют в угоду безбожной коммунистической власти и по ее инструкциям.
«Архиерейский Синод не признает этих иерархов законными представителями Русской Церкви.
«Поэтому форма поминовения священноначалия Церковной власти в русской Духовной Миссии в Иерусалиме будет сохранена без изменения» (Текст телеграммы см. «Вестник Православного Дела», № 10, стр. 3.).
За телеграммой было послано письмо Митрополита Анастасия. В этом письме Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, подтверждая телеграмму, напоминал Иерусалимскому Патриарху историю взаимоотношений Миссии и Патриархии, основанную на строгом соблюдении канонов Православной Церкви, обосновывал на исторических примерах (Приведенный исторический пример ссылался на взаимоотношения Элладской Церкви и Константинопольского Престола в 1819-20-х годах, когда Патриарх под давлением турок отлучил от Церкви восставших против них греков. С тех пор Элладская Церковь стала автокефальной впредь до восстановления полной свободы Константинопольского Патриарха.) и на канонах (Письмо ссылалось на каноны 30-й Антиохийского Собора и 3-й VII-го Вселенского Собора) существование Русской Православной Церкви за рубежом, указывал на зависимость Московской Патриархии от воинственно противобожной власти СССР и заканчивал указывая на то, что «мы будем счастливы, если Ваше Блаженство примет во внимание особое наше положение, вытекающее из беспримерных гонений на веру в России и восстановит по отношению священнослужителей и членов Миссии ту любовь, которую мы так ценили от Ваших блаженной памяти предшественников».
К письму был приложен меморандум, излагающий юридические и канонические положения Русской Миссии от указа Св. Синода от 23-го Октября 1857-го г. до сего дня и объясняющий причины, не позволяющие Миссии признать и тем более подчиниться Московскому Патриарху.
Через месяц после этого письма Патриарх Венедикт прибыли САСШ (15-го Сентября 1961-го {183} года). Среди встречающих Его Блаженство на аэродроме находились от Русской Зарубежной Церкви Архиепископ Никон и протопресвитер Г. Граббе. На следующий день Патриарх весьма любезно встречал Митрополита Анастасия, прибывшего на торжественный прием. Через два дня на прием и чествование у греческого консула личное приглашение прибыть на прием было послано Митрополиту Анастасию.
Несмотря на это, по своем возвращении в Иерусалим Патриарх не изменил своего отношения к Миссии, которая, со своей стороны, продолжает оставаться верной Русской Зарубежной Церкви.....»

________

На фото: Награждение Знаком-Орденом ИППО Архимандрит Антоний (Граббе), Игуменья Тамара (кн. Мухранская-Багратион, урожд. кн. Романова), Архимандрит Димитрий (Биякай) (Иерусалим, Порог Судных Врат, 1973 год)

 

 2005-04-05 15:09  160

Последние публикации

Последние фотографии

 2017-09-21 08:03   12
 2017-09-21 08:03   11